Воскресный антидепрессант Любиной: «Своя» охрана

О том, как остаться «королевной» даже с тяжёлым кирпичом под мышкой, размышляет журналист и автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

1 652
Ужасающее происшествие в холле

― …Там были «свои» охранники, с которыми вы работали в одной организации много лет, а тут местный, с которым вы видели друг друга первый раз в жизни.

― А я и не осуждаю его, даже за отсутствие попытки взять у нас тяжёлые коробки. Но не предложить нам присесть? Это как не уступить место в автобусе!

― В этом ты права. Он мог бы хотя бы предложить присесть…

Этот драматический диалог состоялся в одном из красивейших особняков города, куда мы приехали проводить презентацию книги, в создании которой я принимала живейшее участие.

Особняк выдающийся. Его владельцы входили в число богатейших людей Российской империи, денег на его расширение и обустройство не жалели: наборные паркеты из редких сортов дерева, 11 видов мрамора, огромные зеркала, витражи… Являясь ценителями искусства, меценатами, коллекционерами и музейщиками, хозяева собрали обширные коллекции гобеленов, книг, фарфора, скульптуры, бронзы, ренессансной мебели. После смерти последнего владельца, именем которого особняк называется по сей день, дом неоднократно переходил из рук в руки, и в итоге большинство накопленного было распродано. Но роскошным образом оформленные и декорированные стены остались. Более того, самому зданию повезло не подвергнуться глобальным переделкам в постреволюционный период.

Нынешние обладатели особняка поддерживают его репутацию. Сюда нельзя попасть просто так, не заплатив приличную сумму за экскурсию или аренду зала. Зато высока вероятность, что в этих стенах ты не встретишь дам в костюмах, более уместных в доходных домах, нежели в дворцовой обстановке. В таком вот практически сказочном месте мы и собрались в этот раз.

В туфельках. Фото Марины Ларионовой

 

Пока мужчины разгружали перед входом тяжеленные коробки с книгами, мы, две хрупкие дамы, загрузились фотоапаратурой, колонками, водой и, чувствуя себя осликами Иа-Иа, «попытались со всем этим взлететь», в смысле просто подняться в зал, но тут нам и преградил дорогу страж порядка. Красивый, вежливый, но непреклонный, а вместо внимательного к нам отношения просто пытающийся дозвониться строгому начальству.

Конечно, товарищ был в своём праве, да и вообще весь «конфликт» занял каких-то пять минут, но, честно говоря, стоять перед ним было не сильно комфортно и к тому же унизительно. С одной стороны — 12-сантиметровые каблуки, брючный льняной костюм, с другой — упаковка воды под мышкой и оттягивающая руку сумка с аппаратурой. Очень хотелось «включить Любину», но останавливало то, что не я была организатором мероприятия. А вот приятельница вежливо, но решительно объявила, что мы тем не менее идём наверх. И мы пошли.

Именной кирпич — журналисту, хотя и строителю в прошлом. Фото Г. Нестерова

 

Дамы моей семьи

В этот момент я «услышала» всё, что мне могли бы сообщить бабушка и прабабушка. Обе мои родственницы этого охранника точно бы построили, заодно заставив таскать наши пожитки. С той лишь разницей, что прабабушка при этом невозмутимо ушла бы наверх, не заботясь о дальнейшей судьбе оставленных вещей, а вот бабушка всё же помогала бы их носить. Что, собственно, сделала и я.

Баба Фаня с Юрашенькой — моим дедушкой. Фото из семейного архива

 

Бабушка. Фото из семейного архива

 

Привычный образ женщины в нашей семье — это женщина, которая делает всё, что она считает нужным. Её всё равно будут любить. Ибо, как гласит женская мудрость, «муж — он даже не родственник». Не любит первый муж — всегда можно выйти замуж за второго. Собственно, так и поступала моя прабабушка. Мужья прабабулю любили, а она их меняла и позволяла им любить себя. Моя же бабуля мужа своего (моего дедушку) обожала и боготворила, всегда публично подтверждала, что состоялась как личность лишь благодаря ему, и 52 года их брака — тому подтверждение. А вот друг друга бабушка и прабабушка на дух не переносили. Разный культурный код, как говорит одна моя знакомая: рафинированная прабабушка-аристократка и бабуля — дочь председателя колхоза, репрессированного в 1937 году. А мама моя в эту ситуацию просто бы не попала, и в ответ на мои сетования, пожалуй, разве что иронично бы улыбнулась.

«Своя» охрана

Вообще, с охранниками мне в моей жизни везло. Возможно, сказались детство в военной семье и понимание тех границ, в которых эти грозного вида мужи имеют возможность действовать. Особо часто с ними взаимодействовать приходилось за годы работы в банке.

Не припомню, чтобы тогда я часто вовремя уходила с работы. Только в тех случаях, если на 19:00 были запланированы какие-то дела. А так я заканчивала в десять, а то и в одиннадцать часов вечера. Сил, чтобы ехать домой на общественном транспорте (автобус, потом метро, потом автобус), уже не оставалось. Единственный вариант — такси. Но тогда ещё не было тех онлайн-сервисов, без которых мы не представляем свою нынешнюю жизнь. Такси вызывали по телефону, и ожидать приходилось подолгу.

Обычно я спускалась вниз и ожидала в холле, пока кто-то из охранников выходил на улицу и «ловил» для меня частника. В момент, когда я садилась в машину, он наклонялся к окну и как бы ненавязчиво, но так, чтобы видел водитель, демонстрировал кобуру: «Танюша, хорошей дороги!» Разумеется, ни одного эксцесса за этот период со мной не произошло, довозили быстро и без приключений. А рано утром я возвращалась в банк. И кто-нибудь из тех охранников, кто накануне поздно вечером отправлял меня домой, обязательно подмигивал на входе, желая хорошего дня.

Вот и выходит, что охрана охране рознь.

А как вы бы поступили в описанной ситуации?

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern