Воскресный антидепрессант Любиной: Тайны Сбербанка — проект новогодний

Зимние праздники многим наверняка испортила пандемия COVID-19. Как не кукситься, когда планы срываются, а взлетать по карьерной лестнице и приобретать бесценный опыт, рассказывает автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

444

«― Наш начальник ― такой умница!

― Он такой внимательный, такой заботливый!

― С сегодняшнего дня работаем без выходных!

― Ой, ну надо, так надо…

― Он просто душка!

― Главное ― это подход к людям»

Диалог из рекламного клипа 2001 года

 

Вспоминаю ежедневно зелёного глазастого пушистика Гринча из одноимённого фильма «Гринч ― похититель Рождества». Как никак, Гринч ― виновник того, что у нас спёрли Рождество. Sorry за мой mauvais ton, ибо употребляю слово не столь культурное, как похищение либо кража. Было бы грустно, но cognition comes through comparison…, то есть «всё познается в сравнении». Даже если слова и не принадлежат немецкому философу Фридриху Ницше, то позитив, пусть и противоречивый, сих слов неоспорим. Paradoxalement? Natürlich. В сравнении, особенно в межгодовом, познается многое. Главное при этом, что называется, don’t worry, be happy (с англ. яз. — «не беспокойся, будь счастлив»), во всём видеть положительные стороны и понимать, что дальше будет не лучше, а будет по-другому. Если судить по последним фантастическим сериалам и той скорости, с которой сбываются происходящие в них события, то в ближайшие лет сто уж точно. Что однозначно, так это то, что у людей в прямом смысле украли традиционное восприятие Нового года. Однако ничто не мешает подготовиться и провести праздники весело и с размахом, несмотря ни на что. Благо впереди ещё три недели подготовительной кутерьмы и приятных хлопот. При таком подходе и выходные дни будут в радость, и будет чем заняться, когда все развлекательные учреждения закрыты.

Мой пример того, как не кукситься, когда события складываются на первый взгляд не в твою пользу, датируется далёким 1998 годом и работой в Сбербанке при том самом волшебном шефе, о котором я рассказывала две недели назад.

Любовь ко вкусному кофе — привычка длиною в жизнь. Фото из архива Татьяны Любиной

 

На тот момент структура Сбербанка насчитывала 72 банка, каждый из которых обслуживал определённую территорию, был практически самостоятельным финансовым учреждением с набором полномочий, достаточным для совершения активных и пассивных операций, и обладал свободой в расходовании средств. К сожалению, у самостоятельности оказались и минусы. Такой, например, как в описываемом случае, а именно ― расточительство. Ремонтируя здание для собственных нужд в самом центре Петербурга ― на Невском проспекте, Ленинградский областной банк повредил стену соседнего дома. Пришлось восстанавливать. Восстановление дореволюционного жилого фонда и так строительство дорогостоящее. А центр города с узкими улицами, интенсивным автомобильным трафиком и плотно примыкающими друг к другу домами сделали проект золотым. Реконструкция с восстановлением исчерпали бюджет банка, приведя, по сути, к банкротству. В Центральном аппарате Сбербанка подобное безобразие по вкусу не пришлось, и в Москве решили реорганизовать провинившийся банк. Если назвать сей процесс общечеловеческим языком, то было решено присоединить Ленинградский областной банк к Санкт-Петербургскому банку, то есть к нам.

В Петербурге у входа в офис Сбербанка на Невском проспекте, 101, стоит памятник первому вкладчику — Николаю Антоновичу Кристофари. Он был установлен в конце 2006 года к 165-й годовщине открытия первой сберегательной кассы в России. Фото Татьяны Любиной

 

На тот момент практики подобных масштабных реорганизаций не было ни у одной из банковских структур. Процессы предстояло отстроить с «нуля», да ещё и в наикратчайшие сроки. Вот этим делом и занимались мои руководители в новогодние праздники. На меня выбор пал по причине неболтливости, смышлёности, умения быстро печатать и оформлять бумаги, не задавая лишних вопросов. За несостоявшиеся каникулы мы подготовили пакет документов по реорганизации, уже в первый официальный рабочий день направленный на согласование в Центральный аппарат.

Ну, а я в момент поступления новости о рабочем втором январе расстроилась, надулась. Всплакнула. Скорее из вредности, ибо никаких далеко идущих планов на несостоявшиеся каникулы не просматривалось, путешествовать я не собиралась. Это я ещё не знала, что наши трудовые будни затянутся на все праздники с коротким перерывом на Новый год и Рождество.

Второго числа сильно не в духе я приползла на работу. Но хандрить и дуться не получилось. Поставленная задача оказалась и глобальной, и, что главное, разноплановой. Знания, полученные в те дни, в дальнейшем очень пригодились. Ибо проблема сотрудников крупных корпораций ― узкопрофильность. А здесь я волей-неволей погрузилась во все основные сферы банковской деятельности и его обустройства ― от пересмотра продуктовых моделей до юридической специфики реорганизации, прав сотрудников, рассадки персонала, высвобождения площадей и автоматизации систем. Уже к концу праздников я гордилась участием в столь масштабном проекте: на моих глазах и непосредственном участии началась отработка технологии централизации банковской системы. Тогда я не знала, что реорганизация Санкт-Петербургского и Ленинградского банков ― первая в череде нескончаемых объединений, занявших около десяти лет.

В дальнейшем Санкт-Петербургский банк тоже активно укрупнялся, доведя число отделений на территории обслуживания до 4. В какой то момент мы стали Северо-Западным банком, объединившись со Сбербанками в Новгородской, Псковской, Мурманской, Калининградской областях и в Республике Карелия. Но об этом в другой раз.

А вот пакет документов и принципы расчётов экономического эффекта от реорганизации применялись именно такие, которые были заложены в те новогодние дни. Разумеется, каждый раз вопросы прорабатывались со всё большей степенью детализации, но сформированные первоначально принципы и логика оставались неизменными.

Понимание того, как работает механизм в целом, в итоге стало для меня одной из причин, чтобы принять непростое решение распрощаться с банком. По необъяснимой прихоти судьбы последние три года в Сбербанке я проработала в здании по адресу Невский проспект, дом 99/101, которое располагается в той его части, которую петербуржцы называют Староневским. В том самом здании, дальнейшую судьбу и назначение которого мои руководители определили в те далёкие рабочие выходные дни.

Здание банка на Невском пр., 99/101. Фото Татьяны Любиной

 

Вот и получается, что несостоявшиеся по объективным принципам праздники обернулись звёздным взлетом карьеры и ценнейшим практическим опытом, масштабностью которого могут похвастаться считаные единицы.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline