Поляков: О русскости, или Как получить 4 тысячи евро просто так

В одной из своих предыдущих публикаций я говорил о русском языке. Хочу продолжить тему русскости. На этот раз — несколько мыслей о русском характере и культуре.

973

Жил в Ленинграде замечательный учёный-филолог, знаток древнерусской литературы, академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв. В своей книге «Русская культура» он писал:

«Национальный характер русских далеко не един. В нём скрещиваются не только разные черты, но черты в «едином регистре»: религиозность с крайним безбожием, бескорыстие со скопидомством, практицизм с полной беспомощностью перед внешними обстоятельствами, гостеприимство с человеконенавистничеством, национальное самооплёвывание с шовинизмом, неумение воевать с внезапно проявляющимися великолепными чертами боевой стойкости…

Наша культура, русская культура и культура российских народов, — европейская, универсальная культура; культура, изучающая и усваивающая лучшие стороны всех культур человечества. Европейская культура — культура общечеловеческая.

И мы, принадлежащие к культуре России, должны принадлежать общечеловеческой культуре через принадлежность именно к культуре европейской…»

О этих сочетаниях предлагаю небольшое наблюдение. Совершенно из жизни и из современной реальности взятое. Англо-саксонский режиссёр, снимающий кино, и простые русские люди. Пример неформального общения представителей разной культурной среды, взаимных уступок, компромисса в сочетании с общими интересами в общечеловеческих ценностях. Взаимообогащение, эстетическое улучшение качества среды обитания.

Таллинн, 2020 год

— Ты только представь себе, четыре тысячи евро просто так, ни за что! — молодой русский мужчина, сидя на заднем сиденье машины, смотрит то на меня, то в боковое окно.

— Вот так… Пьяница, квартира убитая, ничего в ней нет: голые стены, разбитый диван, стол и стул… Зато окна выходят во двор! И только за это — на тебе, четыре тысячи евросиков!

Это произошло в Таллинне в районе больницы Магдалеэна. На улице Кауба стоят старые деревянные двухэтажные дома постройки ещё тридцатых годов прошлого века. Раньше они были все одинаковы. Сегодня же в престижных районах города от этих домов остались только похожие фасады. Внутри всё новое, современное. Цены и жители соответствующие.

В нашем случае дом сохранил свою девственность. Проживают здесь люди со средним и ниже достатком и с обострённым чувством социальной несправедливости.

Мой пассажир вышел и сел в машину именно из такого вот двухэтажного дома со старыми оконными рамами, мутными стеклами и неопределённого цвета занавесками, с давно не крашенным фасадом. В глаза бросились новые окна одной из квартир на первом этаже.

— Это моя квартира, жена сейчас окна моет, — сказал молодой человек, взглянув женщину, которая с небольшой стремянки мыла окна.

— Блин, лучше бы я не покупал сейчас эти окна! — с лёгкой досадой произнёс он.

— Что случилось? — спросил я. Стало интересно. Казалось бы, есть повод похвалить себя за новое.

— Да на днях в нашем доме какой-то американец кино решил снимать. Не помню фамилии… Надо будет в «Дельфи» посмотреть…  О чём сам фильм, не знаю, но что-то историческое. Все в такой  старинной  одежде ходили. Ну, как наш дом. Тех ещё лет. Так вот, всё как положено — прожекторы,  камера. Ходят тут… — парень шмыгнул носом.

— Так а что плохого-то в этом? — удивился я.

— Плохого-то ничего. А могло бы быть лучше… — парень вздохнул. И сделал это с такой тоской, что и мне как-то стало не по себе.

— Ты представляешь, — начал исповедь свою парень, — на втором этаже у нас Зинка живёт. Одна, лет под шестьдесят ей. Та-акая… слов нет… пьянь. Ох и достала она нас!  Однокомнатная квартира, грязь, двери на ключ не закрывает — всё уже давно пропито… Да… А окна выходят во двор. Представь себе! Кто бы мог подумать, что американцу понадобится квартира с окнами, которые выходят во двор! — парень усмехнулся.

—Ну и что?

— Как что? Этот режиссёр и спрашивает у Зинки: «А нельзя ли, мадам… (кто-то из окружения назвал имя)…  Зинаида, снять у вас пару эпизодов? Мне нужна квартира с окнами во двор. Заплачу две тысячи евро, и небольшой ремонт в квартиры сделаем. Для декорации». А Зинка-то вчера, как всегда. Не просыхает… Ну и на него смотрит, а сказать не может. Не понимает, что он от неё хочет.. Только мычит: «Неее, неее».

Рассказ стал парня увлекать. Лицо у него порозовело. Он, видимо, представил себя на месте Зинки.

— А этот американец, ну артист… Думая, что Зинка не согласится, говорит: «Хорошо, даю три тысячи!» А Зинка опять  — неее да неее. Видно, хотела сказать,что не надо столько! А не может.

Почесал американец голову, на коллег посмотрел и говорит:

— Хорошо, последняя цена — 4000 евро. Если вы не согласны…

И собрался было уходить. И тут-то до Зинки дошло.

— Не-ее могу вам в этом отказать! — наконец-то родила она и хватает режиссёра за руку. — Да, да, да!

Одним словом, деньги ей дали, так она и исчезла сразу. До сих пор нет.

— Ну, так вот, — продолжил парень. — Договорились они. В её квартире новые двери стали ставить, окна… А я на первом этаже живу. Лежу, бывало, на диване, почти сплю. А они там шумят.  Думаю: «Встать что ли, скандал устроить… Пусть и мне заплатят за неудобство… Артисты… Ну, значит, лежу и думаю. Час, два пройдёт… И так лень вставать! Да и жена рядом. А через пару дней их уже и не было. Думаю, пару штук заплатили бы.

Мы приехали к месту назначения. Парень расплатился и, вылезая  из машины, добавил: «А Зинке -то… новую дверь поставили, окна под старину… И ещё четыре тысячи! Просто так, вот просто четыре тысячи… До сих пор её не вижу».

Согласитесь, что-то русское в этом есть. Но это всего лишь эпизод.

Могу привести иные примеры.

Есть такое выражение — «широкая русская душа». Никогда не задумывались о том, что это такое? Что значит «широкая» и как эту ширину измерить, чем?

Академик Лихачёв дал такие качества характера, русской  души, определив крайние точки:

«…религиозность с крайним безбожием, бескорыстие со скопидомством, практицизм с полной беспомощностью перед внешними обстоятельствами, гостеприимство с человеконенавистничеством, национальное самооплёвывание с шовинизмом, неумение воевать с внезапно проявляющимися великолепными чертами боевой стойкости…»

Наверняка к этому можно и ещё что-то добавить. Но не суть. Дело все в том, что русским действительно свойственно впадать в крайности. Чего, кстати, так не любят эстонцы. Но что поделать, коль мы такие. Кому-то нравится, кому-то нет, но с этим приходится считаться. Вот только вопрос: это генетически в нас заложено или эти качества приобретенные?

Может быть, и по этой причине Запад говорит о загадочной русской душе? И никогда не знает, что от русских ждать? Мне кажется, что и сами русские это не всегда понимают.

Мне остаётся только всех поздравить с Новым годом и пожелать проявления только положительных национальных черт характера.

С НОВЫМ 2021-м годом!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Поляков: Казнить нельзя помиловать — где поставить запятую

Сибуль: Путин, русский шовинизм, оранжевая лента с чёрными полосками — это не Эстония

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline