Карл Булла: первый фоторепортёр России, много сделавший для Эстонии

О том, какой вклад в формирование наследия Эстонии в первой четверти XX века сделал первый фоторепортёр России Карл Карлович БУЛЛА, чем фотограф знаменит в России и в Эстонии, как и почему в 2018 году на острове Сааремаа создан мемориал в его честь, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

1 516

В попытках понять, как жили люди на рубеже XIX и XX веков, мы обращаемся к старинным фотографиям, не задумываясь, кто и при каких обстоятельствах их делал. Оказывается, значительная часть снимков принадлежит одному человеку ― Карлу Карловичу Булле. Уроженец Пруссии, Булла по собственной воле стал подданным Российской империи. Успел пожить в РСФСР, которую покинул, чтобы проведать недвижимость в Эстонии. Где и «застрял» на 11 лет, где скончался и похоронен. А ещё Булле принадлежало фотоателье в Санкт-Петербурге на Невском пр., дом 54, ― месте, где на протяжении более 160 лет процесс фотографии не прекращался ни на один день и где открыт музей-фотосалон его имени. Но обо всём по порядку.

Аттракционы в Петровском парке. 1913 год.

 

Карл Карлович Булла (Карл Освальд Булла; нем. — Carl Oswald Bulla; 26 февраля 1855 — 2 декабря 1929 гг.) — владелец фотоателье в Санкт-Петербурге, вошедший в историю как «отец российского фоторепортажа». Портретист и мастер документальной фотографии. Родился в немецкой семье в прусском местечке Леобшютц, но работал почти исключительно в Петербурге. Скончался на эстонском острове Эзель, впоследствии переименованном в Сааремаа, похоронен на старинном кладбище Ямая (Jämaja) на берегу моря. В 2018 году Фонд исторической фотографии имени Карла Буллы (Санкт-Петербург) инициировал и организовал в доме на острове, где проживал Карл Карлович с супругой Кристиной-Юлианой, эстонкой по национальности, музей, а на месте захоронения — мемориал для членов семьи, проживавших на территории Эстонии.

Карл Карлович Булла. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Вот мнение о талантах знаменитого фотографа из уст президента Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы Валентина Евгеньевича Эльбека: «Как это ни удивительно, но, несмотря на неограниченные технические возможности, сегодняшняя съёмка далека от того, что делал Карл Карлович. Потрясающе разносторонний был человек, с высочайшим качеством работ. Булла ― родоначальник портретной, семейной, постановочной, журналистской съёмки. Он первым вышел на улицы. Фиксация технологических процессов, закладки зданий, сооружений и мостов, фотографии городского и дачного быта, природы… ― у него всё получалось».

Масленичное гулянье на Семёновском плацу. 1890-е.

 

Появление новой технологии позволило ему отказаться от штатива и перейти на фотоаппарат, который можно было носить на груди. Это открыло потрясающие перспективы для репортажной съёмки. Булла изобрёл собственные бром-желатиновые фотопластины. За счёт состава его эмульсии мы имеем сегодня фотографии, глядя на которые создаётся впечатление, что снимки сделаны вчера. У запечатлённых на снимках людей можно разглядеть глаза, зрачки. Да и выражения лиц у моделей не натянутые, а естественные, живые. Не зря, по свидетельствам очевидцев, Булла просил: «Будьте поживее, не сидите так натянуто!»

Поэт Осип Мандельштам, писатель Корней Чуковский, художник Юрий Анненков, поэт Бенедикт Лившиц.
Август 1914 года.

 

Прусские корни

Удивительно, но Карл Карлович не получил никакого систематического образования, добившись феноменальных успехов самостоятельно, без сторонней помощи. Он родился в городе Леобшютц в провинции Верхняя Силезия Королевства Пруссия в купеческой семье. А уже через 11 лет оказался в Петербурге. По одной из версий, приехал один ― родители отдали маленького Карла в «мальчики». Для промышленного XIX века подобная ситуация была нормой вещей. Непонятен выбор города, ведь Петербург расположен в 1500 километрах от Леобшютца. Но мальчик не пропал, став одним из героев своего непростого времени и русским фоторепортёром №1.

Занятия танцами в Смольном институте.

 

Отец российского фоторепортажа

За российский период творчества, с 1874 по 1917 годы, Булла выполнил более 100 тысяч работ. Благодаря им мы представляем, как и чем жила империя на рубеже веков. Вот что говорит о многогранности таланта этого гениального человека собственное его рекламное объявление: «Снимаю всякие архитектурные предметы, как внутренние, так и наружные фасады, дома, фабрики, мастерские с рабочими, машины, железные дороги, памятники, магазины, виды. Различные сцены и типы, снимки с древних и старинных предметов, открытие и освещение зданий, юбилейные торжества. Моментальные снимки спорта всякого рода, с лошадей, собак и других животных».

День белой ромашки. Сборщики на Театральной улице. 20 апреля 1911 года.

 

Фотографические вершины России

Карл Булла выполнял фотографии петербургских зданий и видов, запечатлевая канонические виды Великого города, но не обходя вниманием закоулки ― вроде Апраксина Двора. Снимал бытовую, обыденную жизнь города и жителей, что до него воспринималось как «низкий жанр». На фотографиях Буллы ― простые люди за работой с их заботами и проблемами. Повседневная жизнь с ремонтом мостовых, работой городского транспорта, пуском первого трамвая, электроперевозкой по Невскому льду, затором на Невском проспекте из-за крёстного хода. Сварщики завода «Людвиг Нобель», рабочие Ижорского завода, приказчики в магазине тканей, строители Троицкого моста, судостроители Балтийского завода. Снимки из больниц, лазаретов, Боткинских бараков. И тут же ― витрины дорогих магазинов, дефилирующая на Невском праздная публика и отдыхающие на пляже Сестрорецкого курорта. На фотографиях из учебных заведений города помимо студентов ― знаменитые преподаватели и учёные: нобелевский лауреат физиолог И. П. Павлов, невролог профессор В. М. Бехтерев, кораблестроитель академик А. Н. Крылов, композитор А. К. Глазунов, художник А. В. Маковский. Булла делал фотографии железнодорожных станций Николаевской железной дороги. Преуспел в том, что ныне называют «оперативным фоторепортажем»: снимал обрушение моста, народные гуляния, открытие бани, пожары, репетиции в цирке и автомобильные гонки, делал серии снимков спортсменов и соревнований.

Обрушение Египетского моста через Фонтанку. 16 апреля 1905 года.

 

Благодаря Карлу Карловичу запечатлены важнейшие политические события России начала XX века ― первая русская революция 1905―1907 гг., демонстрации, митинги, забастовки, уличные бои. Спасибо вручённому Булле в 1896 году специальному знаку «Фотограф С.-Петербурга» и предписанию для правительственных учреждений и правительственных организаций ― оказывать фотографу повсеместное содействие, чем фоторепортёр № 1 всячески пользовался.

Солнечное затмение в Петербурге. 4 апреля 1912 года.

 

Самоотверженным трудом, многоплановостью и качеством работ Карл Карлович добился права снимать Николая II и членов императорской семьи и торжества в Высочайшем присутствии. Вот тогда и появились фотографии императора и членов царствующего дома, а также лиц, их обслуживающих, ― от лакеев до министра Высочайшего двора. Следующим шагом к расширению диапазона деятельности Буллы стало свидетельство, позволяющее «производить съёмку во время манёвров, смотров, учений, спусков и закладок судов и вообще всех событий, касающихся морской жизни», выданное Главным морским штабом в 1904 году. Чуть позднее к морякам присоединился Главный штаб военного министерства, выдав свидетельство на право «производить фотографические съёмки на манёврах и учениях войск гвардии и Петербургского военного округа». Результат ― многочисленные снимки с манёвров, учений, парадов, портреты военачальников и рядовых.

Николай II, императрицы Мария Фёдоровна и Александра Фёдоровна. Майский парад 1901 года.

 

Без Карла Карловича не было бы у потомков столь красочных фотографий Александра Блока, Бенедикта Лившица и Осипа Мандельштама, писателей Аркадия Аверченко, Зинаиды Гиппиус, Александра Куприна, Дмитрия Мережковского, Дмитрия Философа, художников Юрия Анненкова и Мстислава Добужинского, балерин Тамары Карсавиной и Анны Павловой, актрисы Веры Комиссаржевской. Во время поездки в Ясную Поляну накануне празднования 80-летия Льва Толстого он с сыном сделали около сто фотографий писателя, его близких, быта обитателей яснополянского дома, усадьбы и окрестностей. В имении Рождествено Карл Булла снимал будущего писателя Владимира Набокова. В Кронштадте ― отца Иоанна, в 1990 году канонизированного, как святого праведного Иоанна Кронштадского.

Лев Толстой в Ясной Поляне со своей лошадью Делиром. Июль 1908 года. Фото: музей «Ясная Поляна»

 

Булла работал в условиях жёсткой конкуренции. Поэтому с начала карьеры он расширял номенклатуру реализуемых им фотоуслуг и по терминологии сегодняшнего времени активно занимался пиар-менеджментом: «Старейший фотограф-иллюстратор Карл Булла занимается фотографированием для иллюстрированных журналов на злобу дня. Снимает всё, в чём только встретится потребность, везде и всюду, не стесняясь ни местностью, ни помещением, — как днём, так и во всякое вечернее время, при искусственном освещении». Булла не только фотографировал. Созданная им лаборатория по производству сухих желатиновых пластинок стала для него одним из занятий и источников дохода на долгие годы. Потом появились светописные препараты ― «сухие пластинки Булла» и «студенистая эмульсия Булла», которой фотографы сами поливали пластинки.

Фёдор Шаляпин с сыном Фёдором. 1911 год.

 

Отъезд в Эстонию

Булла с супругой уехали в 1918 году. Возможно, отъезд бы не состоялся либо был бы краткосрочным, но последние годы пребывания в России сделали его почти необходимым.

В 1914 году началась Первая мировая война, перевернувшая жизнь миллионов людей. На настроение Карла Карловича не могло не повлиять, что из добропорядочного подданного Российской империи, которым он являлся 38 лет, Булла вмиг превратился в глазах многих соотечественников во враждебного «немца, германца». В газетах появлялись напоминания об ответственности за разговоры на немецком языке. Имел даже место случай ареста Карла Карловича и его сыновей при съёмке военных кораблей. Слухи о прогерманских настроениях императрицы Александры Фёдоровны, которую не раз снимал Булла, также нагнетали обстановку.

Потом случились Февральская и Октябрьская революции. Как к ним относился Карл Карлович, неизвестно. Скорее всего, будучи состоятельным человеком, умным и рачительным хозяином, он осознавал разрушительный характер происходящих в России событий и вряд ли был готов их принять.

Карл Булла в кругу семьи. Петроград. 1915 год. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Усугубил неудовольствие возможный конфликт с сыновьями. Александру и Виктору на тот момент было за 30, братья имели профессиональные успехи и делали фотографические снимки «фото Булла» без конкретизации имени автора, много и активно снимали, комфортно ощущали себя при новом режиме. Да и влияние на отца мачехи, третьей жены Кристины-Юлианы, тоже не способствовало взаимопониманию.

Доподлинно причина выезда из России неизвестна. Однако в прошении о выдаче заграничного паспорта от 5 июля 1918 года Булла собственноручно указал в качестве причины ― «по делу о своём недвижимом имуществе». Что правда, так в годы Первой мировой войны на Эзеле развернулись сражения между русскими и немецкими войсками, а дом Буллы реквизировали под лазарет. Правда, в опросном листе к прошению, отвечая на пункт о цели поездки, Булла сперва пишет «лечение», потом зачёркивает и указывает ― «проверка сохранности нашего недвижимого имущества». Это важно, потому что из написанного следует, что Булла не планировал покидать Россию насовсем: местом назначения он указал Аренсбург, остров Эзель Лифляндской губернии, то есть часть России. Отвечая на вопрос о сроках поездки, Булла написал: «до открытия следующей навигации весной 1919 года». Выходит, Булла собирался вернуться, но большевистский переворот, сметавший всё на своём пути, изменил его планы.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Жизнь на острове Эзель

В Эстонии дом Буллы находился в деревне Ийде, волость Торгу, входившей в состав уезда Сааремаа*. За 11 лет он сделал множество этнографических снимков местных жителей: во время праздников, работы в полях, рыбной ловли, за домашними хлопотами. Доярки, кровельщики, рыбаки на его снимках ― как и на фотографиях российского периода ― не застывшие персонажи, а живые, сосредоточенно занимающиеся привычным делом, не обращающие внимания на фотографа люди.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

По снимкам можно проследить, как велись дела, во что жители Эзеля одевались, что было модным, какие приспособления и орудия труда использовались в быту и в хозяйстве. Известны паспарту для фотографий с текстом на лицевой стороне «Добро пожаловать в Торгу, Сааремаа», а на обратной ― «Булла К.О. Torkenfof Эстляндский остров Эзель». Другим его занятием на этот период стало обучение детей местных жителей фотографии.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Помимо этнографических съёмок, Булла фотографировал такие события, как открытие памятника павшим в войне 1918―1920 годов в центре Курессааре. Мероприятие состоялось в присутствии автора, скульптора Амандуса Адамсона** в 1928 году.

Скульптор А. Адамсон на открытии памятника в Курессааре. 1928 год. Последняя известная фотография, сделанная Карлом Буллой. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Образ и поведение Карла Карловича на острове отличался от того, который сложился за десятилетия пребывания в России. Жил тихо, общался в основном с родственниками жены, отрастил длиннющую бороду, собственноручно пилил дрова. На острове шептались, строя догадки о величине его состояния. Да и привезённая им машина ― первая на острове ― привлекала внимание.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Булла скончался в 1929 году от сердечного приступа, случившегося через пять месяцев после осуждения в России его старшего сына. Кристина-Юлиана пережила супруга на два года ― она умерла в 1931 году. Супруга Буллы была умной и образованной дамой. Что важно, ибо ранее бытовало мнение, что она была простой домработницей. На их общей могиле установили крест традиционной для острова формы, а имущество супругов распродали и раздарили. Постепенно на острове начали забывать о необычном соседе. А в доме, принадлежавшем Карлу Карловичу, разместилось управление волости Торгу (Torgu Vallavalitsus).

Восстановление памяти и создание на Сааремаа музея Карла Буллы

О том, кому и как 89 лет спустя после кончины Булла пришла идея создания музея, с порталом Tribuna.ee поделился Валентин Евгеньевич Эльбек: «В 2017 году я приехал в Эстонию навестить могилу Буллы. Ранее в Петербурге я познакомился с генеральным консулом Эстонской Республики в Петербурге Викторией Туулас. Она была любительницей фотографии, посещала фотосалон Карла Карловича на Невском. Мы договорились, что поедем в Эстонию, на могилу к Карлу Карловичу. Могила на тот момент представляла собой мало ухоженное и заброшенное захоронение в виде креста и двух надгробных камней. Двух, потому что в этом месте похоронен Карл Карлович, Кристина-Юлиана и её брат.

Приехали на остров, увидели могилу. Порадовались, что удалось её обнаружить. И решили на этом месте организовать мемориал, в который бы помещались все захоронения, относящиеся к этой семье, а не только Карла Карловича. Начали хлопотать. Виктория познакомила нас с людьми, занимающимся в Эстонии установкой памятников на кладбищах. По возвращению в Россию мы связались по телефону, обговорили концепцию и внешний вид будущего мемориала, выслали чертежи. Эстонская сторона составила смету. К нашей великой радости, стоимость оказалась в разы ниже той, что была озвучена в России. И это помимо доставки.

Могила Карла Карловича и его семьи на о. Сааремаа. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Дальше произошло то, что у нас в России называется судьбой. В процессе составления и согласования сметы мы познакомились с Михкелем Ундрестом, который на тот момент руководил волостью Торгу, где проживал и работал Карл Карлович. Собственно, администрация уезда размещалась в здании, когда-то принадлежавшем Карлу Карловичу. В тот момент в Эстонии началось укрупнение административных учреждений. И местная администрация думала, как целесообразнее использовать здание, в котором ранее проживал Булла. Господин Михкель предложил передать этот дом для размещения музея знаменитого во всем мире фотографа.

В лице господина Михкеля мы увидели глубоко образованного, культурного, начитанного человека, человека бесконечно преданного истории родного края и горячо любящего Эстонию. Он хорошо владеет искусством фотографии, знает и понимает культуру съёмки, много читал и к моменту нашего знакомства был хорошо осведомлён о деятельности Карла Буллы и его сыновей. В личном архиве Михкеля хранятся фотографии династии Булла, он бережёт их и знает их историческую ценность.

Были ли организационные сложности в процессе создания музея? Нет. Эстонцы оказались уважительными и добропорядочными партнёрами. Они передали нам дом в идеальном состоянии. К нашему следующему приезду и фасад, и кровля, и внутренние помещения были приведены в порядок. Причём и цвет стен согласовывали с нами, и ремонтные работы выполнили на безвозмездной основе.

Дом, в котором проживал Карл Булла. Теперь — музей его имени. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Так мы приступили к организации музея. Музей частный, поэтому не было никакого государственного финансирования ни с российской, ни с эстонской стороны. Но с обеих сторон мы получили весомую административную поддержку. Благодаря ей результата и достигли. В наших начинаниях всяческую поддержку оказывал посол России в Эстонии Александр Михайлович Петров, знающий человек, буквально пропитанный местной культурой. Он присутствовал почти на всех наших мероприятиях. Ощущалось, что для принимающей эстонской стороны присутствие персоны столь высокого ранга много означает. На всех уровнях ― от премьер-министра до местных властей ― нас поддерживало правительство Эстонии. Последние теперь считают фигуру Карла Карловича местным островным достоянием. Нас принимали в парламенте Эстонии, в общине острова Сааремаа. Особую поддержку нам оказывали мэр города Курессааре господин Мадис Каллас и председатель Сааремааской волостной управы госпожа Тийу Аро.

Если разрешения и согласования получались в Эстонии, то экспонаты, часть мебели и элементы интерьера фонд доставил на остров из России. Привезли всё, вплоть до мелочей.

Когда подготовительный этап благополучно завершился, эстонцы были приятно удивлены объёмом проделанной работы. На открытие мемориала приехал председатель правительства Эстонии, министр культуры, депутаты Сейма, депутаты Европарламента, местные депутаты. Но, главное, что на праздник, посвящённый открытию, собрались местные жители. Это стало приятным сюрпризом. Люди приехали нарядные, в национальных костюмах. Парк перед домом, почти гектар, был до отказа заполнен людьми.

Открытие музея-усадьбы «Дом Буллы». Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Доброжелательность со стороны эстонцев, которая сопровождала на каждом этапе нашего проекта, самое приятное воспоминание. Возможно, мы ещё и потому снискали уважение местных жителей, что проявляли знаки внимания не только к персоне покойного Карла Карловича, но и его семье».

Популяризация и увековечивание имени Буллы в Эстонии

В. Е. Эльбек: «Были ли эстонцы осведомлены о Карле Булле, масштабе его личности и эстонском периоде жизни на момент, предшествующий открытию музея? Как никак, Карл Карлович прожил здесь одиннадцать лет. Определённые круги населения, близкие к жизни острова, знали, кто это. Были в курсе, что это бывший фотограф царской России, который фиксировал дореволюционную жизнь страны, много сделал для увековечивания памяти Николая Второго и его семьи. Островитяне видели, что Булла сильно отличается от них. Он привёз на остров первый автомобиль, до него машин здесь не было; был обеспеченным человеком, землевладельцем. При этом своё состояние не демонстрировал, жил скромно. Вёл кружок фотографии для детей и проводил этнографические съёмки, фотографируя быт островитян. Поэтому догадаться о масштабе личности человека, по прихоти судьбы ставшего на долгие годы для эстонских островитян спокойным и доброжелательным соседом, было сложно.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

В силу его скромности местные жители не имели представления о том, как много Булла сделал не только для российской, но и для мировой фотографической культуры. Булла не просто снимал местный быт, такое делали да и делают многие фотографы. Пребывание его на эстонской земле приобретает новый смысл именно в сопоставлении с тем, что он делал до приезда на остров.

В этом смысле наш фонд по-новому открыл для Эстонии Карла Карловича Буллу. Благодаря тому, что мы подробно познакомили эстонцев с ролью и значением этой личности в жизни России и Эстонии, Булла вошёл в число уважаемых граждан этой страны. А это дорого стоит.

На острове Эзель. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Мы, в свою очередь, на безвозмездной основе делали выставки фотографий Карла Буллы в Таллинне, Нарве, на острове Сааремаа. До пандемии удалось организовать пять таких выставок. Они проходили на высоком уровне, было много посетителей. И в этом уже не столько наша заслуга, сколько эстонской стороны. Эстонцы с большим уважением и почтением отнеслись и к этой личности, и к нашим стараниям показать, какой значимой фигурой в мировой истории оказался гражданин Российской империи, немец по происхождению, 11 лет проживший на территории Эстонии. В 2018 году Фонду исторической фотографии имени Карла Буллы в лице его президента — Вашего покорного слуги — вручили почетную грамоту за вклад в популяризацию истории и развитие культуры острова.

Президент Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы Валентин Евгеньевич Эльбек. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Благодаря тому, что в Эстонии сняты коронавирусные ограничения, музей открыт. И музей, и мемориал на могиле Карла Карловича и его семьи находятся в прекрасном состоянии, принимают посетителей. В Эстонии у нас в этом отношении всё в порядке.

На прошлой неделе я по телефону общался с Михкелем. И наш разговор вселяет уверенность, что совместное дело, которое мы сделали на острове, будет жить, оно важно для людей и для взаимных культурных обменов».

Портал Tribuna.ee благодарит Фонд исторической фотографии имени Карла Буллы и его президента Валентина Евгеньевича Эльбека за предоставленные материалы.

*Торгу (эст. Torgu) — бывшая волость в Эстонии в составе уезда Сааремаа. В ходе административно-территориальной реформы 2017 года все 12 самоуправлений на острове Сааремаа были объединены в единое самоуправление — волость Сааремаа.

**Амандус Адамсон и Карл Булла были сверстниками, оба родились в 1855 году, а умерли в 1929-м. Академик Адамсон стал знаменитым благодаря , к примеру, памятнику погибшим морякам броненосца «Русалка» в Таллинне, памятнику затопленным кораблям в Севастополе, памятнику в честь 300-летия дома Романовых в Костроме (снесён).

Материал подготовлен при частичной финансовой поддержке фонда «Русский мир»

Читайте следующие материалы из рубрики «Русский мир»:

Мастер витража Андрей Лобанов: Стекло необходимо чувствовать руками

Время больших перемен. Дирижёр Нарвского симфонического оркестра Анатолий Щура

Кричать «Всё пропало!» не нужно. И вот почему… Беседа со священником Фомой Хирвоя…

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline