«Не хочу, чтобы прервалась связь с исторической родиной». Жительница Тарту Виктория Неборякина

Тарту — её город с того самого момента, как она приехала поступать в Тартуский университет. После его окончания работала в разных местах, в том числе и в средней школе. Изменения, происходившие в среде русского образования, воспринимала как неверные и несправедливые. Всегда считала, что родители русских детей должны иметь право выбирать для них язык обучения — эстонский или русский, да и в обществе роль русского языка и культуры тоже не должны уменьшаться. Как рассказала Виктория НЕБОРЯКИНА в интервью порталу Tribuna.ee, с этой целью десять лет назад она основала в Тарту Центр развития социального капитала.

964

— Хоть я и родилась в Эстонии, в городке под названием Валга, но в силу профессии отца с малых лет жила на просторах Советского Союза. Поэтому и возникло стойкое чувство, что вся эта огромная страна — моя родина. В Эстонию я возвратилась для того, чтобы поступить в Тартуский университет. Это было связано с тем, что моя мама — эстонка, и отец обещал вернуться в конце-концов в Эстонию. Своё обещание он выполнил, а я стала учиться в Тарту.

По словам Виктории, маме хоть в какой-то мере, но удалось сохранить в семье эстонский язык, и с восстановлением Эстонией независимости проблема знания госязыка не была для Виктории такой острой, как для большинства русскоязычных жителей республики. Да, словарный запас был небольшой, и пришлось потрудиться, чтобы его развить, а также научиться читать и писать по-эстонски. Зато сейчас Виктория Неборякина не задумывается, на каком языке ей разговаривать с людьми, — эстонским она владеет наравне с русским.

Руководитель Тартуского центра развития социального капитала Виктория Неборякина.

 

Тарту и образование на русском языке

— Изменения, происходившие в жизни в 90-е годы, я воспринимала болезненно. В то время, окончив университет и отработав немало лет в университетской лаборатории, я преподавала в средней школе математику. Это была Тартуская 4-я средняя школа, получившая впоследствии название Пушкинской гимназии. Русские школы тогда начали без конца реформировать, объединять друг с другом, и мы у себя задумались над тем, как всё-таки нам сохранить нашу школу. 

Как сказала Неборякина, было понятно, что именно родители, если они считают, что их детям необходимо русское образование, должны в первую очередь озаботиться этой проблемой. Попечительский совет их школы был очень активный. Она тоже оказалась вовлечена в этот процесс и консультировала родителей, потому что была знакома с эстонским законодательством, да и её эстонский язык опять же был всем в помощь.

— Думалось, что в Тарту, с его атмосферой чисто эстонского города, вполне могла бы быть русская школа. Конечно, с углублённым изучением государственного языка и выполнением всех необходимых государственных программ. Мы изначально артикулировали этот подход. Русские дети, желающие получать образование в эстонской школе на эстонском, такую возможность имеют, хорошо бы, чтобы был выбор и у тех, кто по каким-то причинам предпочитает учиться на родном русском языке. Кстати, в такую школу могли бы ходить и эстонские дети, которые хотели бы углублённо изучать русский язык и русскую культуру.

В комиссии по культуре в горсобрании Тарту.

 

Так в недрах тартуской Пушкинской гимназии в 2004 году зародилось объединение, которое сегодня известно как «Русская школа Эстонии». К сожалению, в условиях, когда и руководители города, и руководители страны направляют и возглавляют процесс тотального сворачивания в Эстонии русского образования, да и сами родители учеников готовы от него отказаться, отстоять гимназию оказалось невозможно. Хотя многое было сделано, был даже суд с городскими властями.

— Понятно, что родители всегда исходят из каких-то своих интересов, своего видения будущего для своих детей и в Тарту всё чаще стали отдавать их в эстонскую школу. И вполне, кажется, этим удовлетворены. Поэтому поняв, что в одиночку, без помощи родителей, отстаивать свою правду невозможно, мы стали искать союзников и нашли их в Таллинне. Была проведена республиканская конференция, в правлении объединения «Русская школа Эстонии» стали превалировать таллиннцы, а его председателем избрали Мстислава Русакова.

Сообщество добрых дел

Со слов Виктории, ещё когда она работала в школе, у неё было представление, что русская школа могла бы быть не только образовательным учреждением, но и выполнять функцию некоего центра, где русскоязычные жители города, заинтересованные в сохранении русских языка и культуры, в вечернее время, например, занимались бы какими-то своими проектами.

— Для меня это было логично. И после своего вынужденного ухода из гимназии, проработав после этого несколько лет педагогом в Высшей школе предпринимательства Mainor, я эту свою мысль в 2011 году воплотила, создав Тартуский центр развития социального капитала. Наша цель — оказывать помощь людям, которые, желая быть достойными гражданами своей страны, ратуют за развитие русской общины, за то, чтобы наращивался её социальный капитал.

Участники фестиваля народной песни и танца «Хоровод друзей».

 

Виктория Неборякина, возглавив Центр, рассказала, что одним из первых их проектов стали «Общинные встречи». Раз в месяц на такую встречу приходили люди, чтобы выступить и высказаться на какую-то заранее объявленную тему, носившую социальный характер. Например, она помнит, как когда-то все вместе в Центре обсуждали процесс организации русской автономии. То есть люди, имеющие гражданскую позицию, могут развивать здесь свои лидерские качества. Если необходимо, Центр помогает им в поисках финансирования для реализации их проектов, в поисках помещения и так далее.

— Другая сторона деятельности Центра — помощь в работе различных кружков для детей. Тут и шахматы, и математика, и «мастерская сказок», и русский язык для учеников из эстонских школ. Последний предмет у нас вела Евгения Павлова, поэтесса, которая была очень востребована и любима ребятами. Ещё недавно у нас существовал интересный кружок «Философия для малышей». И тут я бы поблагодарила Елену Румянцеву, автора идеи, инициировавшую его создание. Сейчас она поступила учиться в Псковский университет, после чего, надеюсь, вернётся к нам. Кое-что мы устраиваем и для взрослых: какие-то краткосрочные курсы, консультации, тематические лекции, различные проектные мероприятия, проводим интеллектуальные игры.

Разрешите себе мечтать

Ещё одно направление деятельности Тартуского центра развития социального капитала — литературное, включающее в себя в частности проведение литературных и поэтических фестивалей. Один из них это Ландшафтный фестиваль поэзии, возникший, опять же, из желания поддержать среди жителей Тарту интерес к русской литературе, повысить их уровень знания русского языка и владения им. Как заявила директор Центра Виктория Неборякина, не хотелось, чтобы связь с исторической родиной прерывалась, поэтому десять лет назад и был задуман такой фестиваль.

Эстонский поэт, публицист и переводчик Яан Каплинский (1941–2021) на Ландшафтном фестивале поэзии.

 

Каждое лето на него приезжают поэты и литераторы из России и читают свои стихи в разных красивых уголках Эстонии — не только в залах, но и на улицах, в парках, на морском берегу. Со временем мы поняли, что было бы интересно познакомиться и с тем, как развивается литературный процесс у наших соседей — в русскоязычных диаспорах стран балтийского региона. Так пять лет назад родился другой международный поэтический фестиваль — «Балтийское кольцо».

Участники Ландшафтного фестиваля поэзии в замке Фалль в Кейла-Йоа.

 

При Тартуском центре развития социального капитала действует клуб любителей авторской песни «Лада». Несколько человек объединились здесь вокруг Елены Аэдвийр и каждый месяц проводят свои мероприятия — исполняют песни, вспоминают артистов. Также при Центре существует фольклорный песенный ансамбль «Серебряный родник». Поющие в нём Нина Долгошева и Ольга Тихомирова со своими звонкими голосами, несмотря на то, что им уже за 80, просто незаменимы. Всего же в ансамбле десять участниц. Центр проводит и фестивали русской песни, к участию в которых приглашаются художественные коллективы национальных меньшинств и эстонские фольклорные ансамбли.

Фольклорный песенный ансамбль «Серебряный родник».

 

— Недавно мы обнаружили, что у нас в Тарту, оказывается, есть заброшенная полковая церковь, относящаяся к царскому времени. Я тогда ещё была членом городской комиссии по культуре и поднимала вопрос о её судьбе. Не знаю, хватит ли нам сил и компетентности, чтобы привести её в достойный вид: отремонтировать, провести необходимые коммуникации, вдохнуть новую жизнь. Всё это не входит в круг того, чем занимается Тартуский центр развития социального капитала. И тем не менее хочется довести дело до конца. У нас уже имеется небольшая инициативная группа, готовая предложить свои решения и помощь. 

Ни на день не прекращается в Тарту деятельность Центра развития социального капитала. Его директор с оптимизмом смотрит в будущее и желает всем в наступившем 2022 году в первую очередь здоровья и благополучия, а ещё  смелости в претворении в жизнь своих мечтаний и планов.

Читайте по теме:

Бал, День Победы, хорошая интегрированность, или Как живёт русская община в Тарту

Депутат парламента: Эстонский язык можно выучить, но стеклянный потолок это не уберёт

Социал-демократы: Перевод всего образования на эстонский язык — решённый вопрос

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline