Одинец: Сначала нужно помочь беженцам, а затем думать, кто, кому и сколько заплатит

Почему Евросоюзу не стоит, по мнению Эстонии, устанавливать квоты на беженцев, в комментарии порталу Tribuna.ee объяснил заместитель председателя конституционной комиссии Рийгикогу Эдуард Одинец.

1 597

Как писал портал Tribuna.ee, 16 мая в Париже прошла межпарламентская конференция, посвящённая вызовам миграции, где председатель конституционной комиссии Рийгикогу Тоомас Кивимяги заявил, что Эстония не поддерживает обязательные квоты на принятие беженцев, но ожидает большего вклада Европейского союза в компенсацию связанных с беженцами затрат. Также эстонский парламентарий подчеркнул, что должна возрасти роль Европейского союза в укреплении внешней границы ЕС.

Вторым участником от Эстонии на конференции во Франции был зампредседателя конституционной комиссии Эдуард Одинец, с которым и побеседовал корреспондент Tribuna.ee.

— Эдуард, Тоомас Кивимяги представляет Партию реформ, вы — Социал-демократическую партию. Совпадает ли сказанное Кивимяги с вашей позицией?

— В основном — да. Это то, что беженцам необходимо помогать, границу необходимо защищать, в распределении по квотам смысла нет, а также то, что Европейский союз мог бы помочь тем странам, которые принимают на себя основной удар. В принципе, универсальные понятия по этой теме.

— Почему квоты на беженцев, по-вашему, — неправильный вариант?

— Потому что невозможно насильно распределять людей по квотам по разным странам Европы. Причины могут быть разные. У кого-то из беженцев там, куда они хотят ехать, где ищут себе убежище, могут уже быть и рабочее место, и семья, и родственники, и знакомые. Внутри Европейского союза у нас — свободное перемещение, люди получают временную защиту (вид на жительство в Евросоюзе), поэтому и могли бы, считаю, выбирать себе сами место жительства.

— Как сказал Кивимяги, Эстония ожидает, что Европейский союз возьмет на себя бóльшую роль в компенсации связанных с беженцами расходов государствам-членам. А были ли названы конкретные суммы?

— Нет, о конкретных суммах мы не говорили. И это обычный механизм, когда Европейский союз создаёт специальный фонд поддержки и потом, на определённых условиях и по определённым правилам, распределяет средства оттуда между теми странами, которые больше всего тратят, в данном случае — имеют больше всего беженцев на своих территориях. Если взять Эстонию, то наш процент принятых беженцев очень высок по отношению к общему количеству жителей.

— В связи с этим возникает ещё один вопрос: не считаете ли вы неправильной последовательность, что сначала Эстония принимает действительно много беженцев и несёт расходы и лишь постфактум надеется на достойные компенсации от ЕС? Которых, впрочем, может и не быть.

— По-другому никак. Идёт война, и мы должны предоставить убежище людям, которые бегут от войны. А уж потом разбираться, кто, кому и за что должен заплатить. То же самое сейчас происходит и внутри Эстонии: местные самоуправления несут расходы, связанные с беженцами, и только потом государство часть этих расходов компенсирует. То есть первая задача — это помочь людям, разместить их, помочь им адаптироваться, а потом считать, кто и кому должен.

— Были ли страны-члены ЕС, позиция которых расходилась с эстонской?

— Да, опыт у стран очень разный, вот и взгляды разные. Не все испытали трудности, связанные с нынешней войной в Украине, но многие, например, столкнулись с кризисом несколько лет назад, когда были сирийские беженцы, совсем недавно был кризис на литовской границе. Разговор шёл как раз об украинских беженцах, но проводились параллели. Механизмы же работы с беженцами и приёма беженцев должны быть, в принципе, одинаковыми — вне зависимости от того, по какой причине люди бегут, поэтому идёт поиск универсального подхода. Хотя, конечно, были страны, которые говорят, что нужно установить какой-то предел, то есть максимальное число беженцев, которых нужно принять. То есть на уровне Евросоюза очень много мнений, но так Евросоюз и работает, что нужно выслушать все мнения и прийти к какому-то согласию, как действовать дальше.

Читайте по теме:

Postimees: Эстония понятия не имеет, как дорого обойдётся ей кризис с беженцами

Украинским беженцам помогают обрести душевное равновесие

«Часть останется надолго — важна интеграция»: как в парламенте беженцев из Украины…

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline