Пётр I: 57 серебряных линкоров за Прибалтику

9 июня мы отмечаем 350-летие со дня рождения Петра Великого — самого известного российского монарха и одного из наиболее значимых исторических деятелей мира. Об отношении русского царя к завоёванным остзейским территориям пишет журналист и автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

3 552

Пётр Первый — выдающийся монарх, сумевший произвести глубочайшие преобразования в российском государстве. За период его правления страна вошла в число передовых европейских держав, обрела статус империи, расширила границы, усилила военную мощь. Среди достижений Петра — основание Санкт-Петербурга, создание Сената и Святейшего синода, строительство морского флота, территориальное деление России на губернии, получение важного для экономики выхода к Балтийскому морю, активное использование в различных областях промышленности передового европейского опыта.

Поль Деларош, Пётр I Великий, император России, 1838.
Художественная галерея, Гамбург (Hamburger Kunsthalle, Hamburg). Изображение: facebook.com/TLMP1M

 

Для этого России были нужны специалисты, обладающие знаниями и навыками в строительстве армии и флота, в устройстве государства, в образовании, производстве, искусстве и науке. Кроме как на Западе брать их было негде. Но приглашать иностранцев, не обеспечив им удобства для проживания и молитв (а все они принадлежали к различным конфессиям), было невозможно. И Пётр ещё в 1702 году издаёт Манифест о наделении иностранцев многими привилегиями, в том числе — о даровании им свободы вероисповедания. Манифест позволил привлечь в Россию иноземных профессионалов для реформирования страны и строительства новой русской столицы.

Картина Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни», 1881 год (Государственная Третьяковская галерея).

 

Будучи сторонником радикальных методов, Пётр стал легендой ещё при жизни. Его поведение резко выбивалось из привычного образа «царя-батюшки», да и европейские монархи вели себя совершенно иным образом. Русский царь был незаурядным полководцем, переговорщиком и дипломатом, флотоводцем, строителем и законодателем. При этом Пётр любил, умел и успевал работать руками (в буквальном смысле слова гордился трудовыми мозолями), вникал в технологические тонкости различных ремёсел — от строительства кораблей до ковки металла, в свободное время любил работать на токарном станке (этим, правда, увлекались и некоторые европейские монархи). Во время посещений Петербурга постоянно наведывался на стройки и верфи с инспекцией.

Царь-плотник. Фото Т. Любиной

 

В общем: «Ужасом была охвачена вся страна. Старое забилось по тёмным углам. Кончалась византийская Русь. В мартовском ветре чудились за балтийскими побережьями призраки торговых кораблей». 

(А. Н. Толстой, «Пётр Первый»)

А ещё русский царь алтарничал в храме, знал службы, пел на клиросе, читал Апостол; приучил россиян отмечать Новый год с 31 декабря на 1 января; стриг боярам бороды; завёз в страну картофель, кофе и табак; стал крёстным отцом своего арапчонка; жёстко подавлял внутренние волнения; дважды подолгу путешествовал по Европе; был модником, но в повседневной жизни одевался просто; любил женщин, развлекаться, выпивать и устраивать ассамблеи.

Пётр I в иноземном наряде перед матерью своей царицей Натальей. Изображение: Wikimedia Commons

 

Немудрено, что образ Петра оброс легендами ещё при его жизни. До сих пор на полном серьёзе «гуляют» версии о подмене царя. Согласно народной мифологии, если данный Богом государь делает что-то, что сильно не нравится народу, то объяснений может быть лишь два: или такой государь ниспослан свыше за грехи, или он «ненастоящий», то есть его подменили. Для одних Пётр был «отцом Отечества», для других — «царём-Антихристом».

«Пётр I стрижёт бороды боярам». Художник Дмитрий Белюкин, 1985 год. Изображение: Wikimedia Commons

 

Любовь к Ревелю и симпатия ревельцев

Знаменитая фраза, что «ходят слухи, что скоро не будет слухов», истинна во все времена: Пётр I был законным сыном своего отца царя Алексея Михайловича и его второй супруги, царицы Натальи Нарышкиной, основателем Санкт-Петербурга, автором радикальных культурных преобразований и большим любителем Ревеля (ныне Таллинна), который покорился петровским войскам в ходе Северной войны в 1710 году.

Именно тёплый приём и гостеприимство ревельцев во время первого посещения города Петром и Екатериной сыграли не последнюю роль в последующей любви царя к городу и к тому, что в 1712 году были утверждены привилегии местного дворянства и бюргеров. Так вся балтийская (а не только остзейская) аристократия на долгие столетия получила беспрецедентные для Европы вольности (это помимо сохранения своего самоуправления, сословных органов и пр.). Например, при достижении совершеннолетия остзейский дворянин сам решал, какое подданство ему принять и к какой конфессии принадлежать.

Домик Петра в Кадриорге. Фото Дмитрия Унта

 

Простых людей Пётр наделил правами… людей: предоставил право находиться в городе в тёмное время суток (до этого подобный поступок трактовался местными законами как доказательство преступного умысла) и разрешил посещать Екатериненталь (до этого действовал запрет, так как местные жители справляли в парке нужду).

К 200-летию окончания на территории Эстляндии Северной войны первому императору Российской империи Петру Великому было решено установить в Ревеле памятник: возвышавшаяся на гранитном постаменте высотой три метра пятиметровая бронзовая статуя изображала Петра I стоящим в полный рост с подзорной трубой в одной руке и картой Ревеля в другой. В нижней части постамента был прикреплён бронзовый двуглавый орёл, имелась надпись: «Петръ Великiй 1710-1910». В 1922 году монумент снесли и распилили.

Открытие памятника Петру Великому в Ревеле. Источник: pikabu.ru

 

В вечное владение России

В 1721 году продолжавшаяся 21 год Северная война завершилась. Под угрозой полного разгрома Швеция согласилась на Ништадтский мирный договор, по которому между русским царём, шведским королём и их преемниками устанавливался вечный мир; Россия возвращала Швеции земли Финляндии; земли Прибалтики — Ингерманландия, Эстляндия, Лифляндия и часть Карелии — навечно переходили к России.

Тем не менее, к удивлению шведов, Пётр предложил им денежную компенсацию за утраченные территории. Таким образом он закреплял успех, достигнутый на полях сражений (одно дело завоевать, а другое — купить) и стремился в перспективе приобрести в лице Швеции союзника.

Карта разграничения земель между Российским и Шведским государствами согласно Ништадтскому мирному договору (1722). Источник: Атлас Всероссийской Империи. Собрание карт И. К. Кирилова

 

В тексте Ништадтского договора чётко прописан размер российской денежной выплаты — два миллиона ефимков (так в России назывался стандартный западноевропейский серебряный иоахимсталер), уплачиваемых в строго определённые сроки и через строго определённые банки Гамбурга, Лондона и Амстердама. Также Швеция получила право на беспошлинную закупку и вывоз хлеба на сумму до 50 тысяч рублей ежегодно: небольшая по сравнению с выплатой двух миллионов, но весьма значимая для разорённой длительной войной страны подмога.

Деньги были выплачены сполна — в феврале 1727 года новый шведский король передал русскому послу в Стокгольме квитанцию о принятии Швецией двух миллионов талеров.

Что же значили для России эти два миллиона ефимков (что составляло почти ровно два миллиона рублей)?

Пётр I объявляет Ништадтский мир на Троицкой площади в Петербурге в 1721 году. Издание 1860 г. (с картины Шарлеманя А. И.). Изображение: Wikipedia

 

2 миллиона ефимков для России в 1721 году

В последний год Северной войны расходы Российской империи на сухопутную армию достигли примерно 4 миллионов рублей. На содержание пехотинца тратилось 28,5 рубля, а на кавалериста — 40 рублей. Годовая зарплата полковника русской армии составляла 300 рублей. Чиновники столичной канцелярии могли рассчитывать на зарплаты от 30 до 60 рублей в год, примерно на столько же — квалифицированные работники на заводах и мануфактурах. Построенный в 1712 году первый российский линейный 54-пушечный корабль «Полтава» стоил 35 тысяч рублей, включая вооружение. Строительство «гражданского» объекта — связывающего Санкт-Петербург с Москвой Столичного тракта — обошлось казне примерно в один миллион рублей.

Государственные расходы покрывались за счёт прямых и косвенных налогов, которых в те времена собиралось в год примерно на 4,5 миллиона рублей (из них 80-90% шло на военные расходы). То есть 2 миллиона серебряных рублей для России на момент завершения Северной войны — это примерно половина её годового бюджета. Швеция к окончанию войны смогла собрать в бюджет около 6 миллиона шведских талеров (или в переводе по тогдашнему курсу — примерно 2 миллиона ефимков). Как раз столько, сколько заплатил «откупных» Пётр I за отвоёванные территории.

Портрет Петра I в рост. Гравюра Франсуа Ландри. Около 1717 года (Государственный Эрмитаж).

 

Вес стандартного ефимка составлял 28 грамм. Итого: 2 000 000*28 = ⁓ 56 тонн серебра. Таким образом, Пётр I отправил в Швецию сумму, достаточную для снаряжения могучего флота. Как минимум — из 57 линкоров.

Благодаря этому тонкому дипломатическому ходу Петра I Россия получила выход к Балтийскому морю, стала играть более значимую роль на международной арене, была провозглашена империей, а Пётр I «по прошению сенаторов» принял титул Отца Отечества, Императора Всероссийского.

Читайте по теме:

Пётр I и Таллинн: история любви

На монеты и на новый памятник — куда пропал Пётр I с площади Свободы в Таллинне

Зеркало героя: физиогномика императора Петра Великого

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline