Игорь Круглов: Рейн Арен, поломавший ролевые схемы «пират XX века»

Очевидно, не будет ошибкой сказать, что широкому советскому зрителю эстонский артист Рейн АРЕН (родился 25 декабря 1927 года) стал известен в 1980 году. Тогда по экранам СССР началось триумфальное шествие нового фильма «Пираты XX века» — по сценарию Станислава Говорухина и в постановке Бориса Дурова.

1 652

Съёмки «Пиратов XX века производились в 1979 году, а всесоюзная премьера состоялась 14 июля 1980-го. К концу того же года «Пираты» превратились в абсолютного лидера кинопроката: их посмотрело 90 миллионов человек. Здесь можно добавить, что с годами интерес к ним не уменьшался, и спустя десять лет «пиратская» зрительская аудитория достигла 120 миллионов человек.

Рейн Арен (справа) и Талгат Нигматулин в фильме «Пираты XX века». Источник: kinoart.ru

 

Кинокритики сразу же поименовали этот фильм первым советским боевиком. Действительно, его создатели стали пионерами данного жанра в СССР. Хотя в предыдущие годы и снимались проекты, которые можно было бы, вероятно, отнести к нему, но — с известной натяжкой. В частности, «Белое солнце пустыни», которое всё-таки ближе к классическому вестерну, чем к боевику.

А «Пираты ХХ века» практически сразу и безоговорочно подпали под данное определение. Оно использовалось и на афишах, и на страницах изданий, посвящённых кино, и в телерадиопрограммах.

Прежде жанр боевика считался в Советском Союзе явлением чуждым. Ведь он был «порождением Голливуда», и, само собой, советская пресса редко упускала возможность для его порицания. Правда, надо признать, у неё на то имелись основания: большинство подобных голливудских киноопусов культивировало насилие и жестокость. И тут вдруг он возник на советском экране — со сценами драк, избиений, убийств, хотя и не столь натуралистическими, как на заокеанской «фабрике грёз», но тоже весьма шокирующими. Даже сейчас, спустя более сорока лет, после пресыщения зрителей боевиками всех видов и степеней качества, некоторые сцены из «Пиратов» вызывают тяжёлое впечатление.

Почему же эту ленту разрешили к прокату тогда, в пору позднего брежневского застоя и жёсткой цензуры? Вероятнее всего, причиной послужило преддверие Олимпиады-80. Не исключено, что партийное начальство пожелало продемонстрировать будущим иностранным гостям, что, дескать, и мы не лыком шиты, умеем отлично осваивать популярные на Западе жанры. Однако «у советских собственная гордость!» — драматургическая и, главное, идеологическая основа у «Пиратов» была совсем иная, чем у голливудских «мордобойных» киноштампов. Если в последних безжалостные «костоломы» бились ради денег, власти и торжества «американской демократии», то в «Пиратах» всё происходило по-иному. А именно: небольшой мирный экипаж советского торгового судна вступал в бой с вооружёнными до зубов представителями того самого мира «наживы и капитала». Для коих не было никаких иных идеалов, кроме «золотого тельца», толкающего их на любые преступления, в том числе — на торговлю наркотиками. (Собственно, ради наркотиков, закупленных Внешторгом СССР для производства лекарств, и было совершено грабительское нападение на советское судно).

Изображение: kinopoisk.ru

 

Но не только новая жанровость породила колоссальный интерес к фильму. В нём — впервые в советском игровом кино — показали карате. Сей вид спорта прежде был под строгим официальным табу, а его любители тренировались только в нелегальных секциях. В картине же два главных персонажа — и советский герой, механик (Николай Еременко-мл.), и антигерой, пират Салем (Талгат Нигматулин), — лихо демонстрируют приёмы запрещённой борьбы, которые тут же стали изучать мальчишки, валом валившие на сеансы по многу раз.

Кроме того, фильм открыл новые грани таланта у опытных исполнителей — Петра Вельяминова, Николая Ерёменко и Талгата Нигматулина. Спокойный и неторопливый Вельяминов, полюбившийся зрителям в ролях невозмутимых председателей колхозов и контрразведчиков, тоже поучаствовал в потасовках и погонях. А Ерёменко, имевший в творческом багаже несколько глубоких ролей, в том числе в знаменитой экранизации романа Стендаля «Красное и чёрное» (режиссёр С. Герасимов, 1976), после премьеры «Пиратов» в одночасье сделался главным суперменом СССР. Прославился благодаря картине и мало кому известный доселе узбекский актер Нигматулин, сыгравший злодея-каратиста.

Эта громкая слава не обошла и Рейна Арена. И хотя он был отнюдь не новичком в своей профессии, именно благодаря фильму С. Говорухина и Б. Дурова многие зрители запомнили его на долгие последующие годы. Им врезался в память даже его белый летний шикарный костюм, взятый исполнителем из собственного гардероба.

Главарь в своём запомнившемся костюме. Источник: kino-teatr.ru

 

Мы уже писали о том, что благодаря своей «нордической» внешности прибалтийские актёры часто приглашались на роли представителей Запада, нередко — отрицательные. Не стал исключением и Арен. Среди «западных» персонажей (а сыграл он к тому времени в 25 картинах) фигурируют: военный из фильма о Патрисе Лумумбе («Чёрное солнце», 1970), гитлеровский офицер («Горячие тропы», 1971), гонщик из ФРГ («Мировой парень», 1971), полицейский («Расмус-бродяга», 1978), продажный политикан-националист («Европейская история», 1984).

Впрочем, Арену довелось сыграть больше положительных ролей, чем некоторым другим его коллегам — например, Олеву Эсколе или Эйнари Коппелю, — и, таким образом, уравновесить «негатив» с «позитивом».

В фильме «Дикий капитан» (1971). Фото: Villu Reimann /
Filmiarhiiv

 

Началась же его карьера в кино с роли Юхана в картине режиссёра Михаила Егорова «Яхты в море» (1955). Эта история была посвящена подлым козням западной разведки в морском спорте советской Эстонии и разоблачению ушлых шпионов, прокравшихся туда. Юхан в исполнении Арена — «горячий эстонский парень», только не анекдотическом смысле, а в самом прямом. Искренний, не умеющий приспосабливаться и юлить, не боящийся в лицо говорить правду кому бы то ни было. По этой причине он ссорится с горделивым и надменным тренером клуба «Чайка» Паулем (Олев Эскола) и уходит в другую команду. Сам же Пауль подпадает под влияние некоего Пеэтера (Каарел Карм), тайно засланного циничного визитёра из-за рубежа, и становится его пособником в деле вербовки Юхана. Пеэтэр пытается подпоить парня, завербовать и склонить к выходу в море с целью передачи сообщникам секретного пакета с разведданными. Горячий Юхан резко отказывается от сделки, и бандиты решают его убить. Однако от их рук случайно гибнет тренер новой команды, и разгневанный Юхан на своей яхте устраивает смелую погоню за преступниками, пытающимися удрать в Швецию. Он настигает их и задерживает с помощью подоспевших пограничников.

Рейн Арен (на переднем плане) в фильме «Яхты» в море. Фото: Kerb / Filmiarhiiv

 

 

Впоследствии у Арена были и другие положительные роли: Карл Эгги, капитан советского ледокола «Красин» в знаменитом фильме Михаила Калатозова «Красная палатка» (1969); партизан дядя Петер в сериале «Вариант „Омега“» (1975); полковник милиции Костенко в фильме-спектакле «Три рубина» (1978) и другие. В «Омеге» Рейн трогательно изобразил пожилого, мудрого и доброго человека, которому явно тяжело служить у немцев по заданию партизанского командования.

Рейн Арен в фильме «Опасные игры» (1974). Фото: Filmiarhiiv

 

Но уже через год ему снова поручили роль негодяя, и баланс нарушился.

В «Пиратах ХХ века» Рейн Арен играет главаря морских бандитов по кличке Мастер. Образ достаточно схематичный, как, впрочем, и все образы в этом проекте — таковы условия жанра. Ведь в боевиках на первый план выдвигаются драки, погони и всё такое прочее, а психология персонажей и их внутренняя жизнь второстепенны. Однако Арену удалось сломать рамки жанровой схемы.

Его Мастер — некто вроде конандойловского профессора Мориарти, изощрённого злодея. Недаром и полученное от разбойников прозвище у него такое уважительное. Он — мозговой трест шайки, с холодной расчётливостью и циничной жестокостью планирующий нападения на мирные корабли и уничтожение их вместе с командами. На его совести — захват в рабство племени туземцев, убийство их мужчин, издевательства над женщинами. Главный «идеал» этого мафиози — только деньги. Мастер не доверяет никому, в том числе и своим головорезам, на которых он собрал полное компрометирующее досье. Но даже в нём иногда просыпается нечто человеческое. Например, когда он спрашивает у своего подручного, отморозка Салеха (Т. Нигматулин), не жалко ли ему убивать матросов, которые только что спасли ему жизнь, вытащив из океана. Впрочем, это лишь отголоски человеческой совести. На самом деле Мастер давно её потерял, превратился в моральное чудовище, поставив себя в услужение «золотому тельцу». Поэтому Мастер не в состоянии уразуметь моральных принципов русских матросов. Он интересуется, какие мотивы понуждают их сражаться насмерть с его громилами. И весьма удивляется ответу капитана (П. Вельяминов), что это желание умереть с честью. И хотя главарь в своём белом шикарном костюме выглядит весьма респектабельно, ведёт себя сдержанно и уверенно, зритель прочитывает в лаконичной игре Рейна его актёрскую сверхзадачу: показать падение души, загубленной мерзкой страстью к наживе и власти.

Играя Мастера, Арен преодолел схематичность роли. Фото: kino-teatr.ru

 

Вероятно, именно после успеха боевика Арена пригласили на роль Снивина в сериале «Россия молодая» (1981, 1982). Артист играет колонизатора — лощёного, хитрого, высокомерного, который ненавидит и презирает Россию и её народ. Вот как описывал этого персонажа автор экранизированного одноимённого романа Юрий Герман: «Полковник Снивин ехал медленно, сдерживая горячего коня, презрительно таращил по сторонам рачьи глаза водянистого цвета: он презирал здесь всё и не скрывал, что презирает. И ни о чём другом не говорил, как только о том, как презирает московитов…» Несомненно, что при экранном воплощении Снивина актёр использовал краски и приёмы, наработанные в «Пиратах 20 века».

В роли Снивина. Фото: kino-teatr.ru

 

Но творчество Рейна Арена, как мы говорили, подобными ролями не ограничивалось. Отрадно, что в его репертуаре были и иные работы, причём не только в кино, но и в театре.

Сразу после Великой Отечественной войны он играл в тартуском театре «Ванемуйне». А с 1951 года, после окончания Государственного института театрального искусства имени Луначарского, по 1972 год и затем в 1979–1990 гг. служил в Эстонском академическом театре драмы имени В. Э. Кингисеппа.

В роли Фауста (по Гёте, 1968 год). Фото: Gunnar Vaidla / Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

В шестилетнем промежутке, в 1973–1979 гг., выходил на подмостки Русского театра Эстонии. В 1982 году ему было присвоено звание народного артиста Эстонской ССР.

Умер Рейн Йоханессович Арен 16 мая 1990 года в Таллинне.

Другие материалы Игоря Круглова об эстонских актёрах можно найти по этой ссылке.

Читайте по теме кино:

У лучшего фильма Эстонии — колумбийские корни

Провокации и ритм — как победить на кинофестивале PÖFF

«О2» — эстонский фильм, который вернул зрителей в «коронавирусные» кинотеатры

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline