Игорь Круглов: Вольдемар Хаас — пионер проекционной декорации

Нередко многие из театралов, даже завзятых, не придают особого значения такому важнейшему компоненту сценического действа, как декорационное искусство. Восхищаются в основном драматургией, актёрской и режиссёрской работой, музыкой, а вот сценографией — гораздо реже. Ну разве что когда она очень уж необычная или роскошная.

1 039

Хотя с древнейших времён она входила в главный арсенал художественных средств, создающих атмосферу причастности зрителей к происходящему на сцене.

Её элементы (например, маски и костюмы) имелись и в древнегреческом театре, и в древнеримском, который много позаимствовал у греческого — в частности, принципы создания декораций. В Древней Греции, где театр состоял из скены (здания и одновременно архитектурного фона для игры актёров), орхестры (окаймлённой амфитеатром площадки, где выступали актёры и хор) и мест для зрителей, вначале существовали объёмные декорации (сама скена и её детали), а со временем были введены и живописные.

В Древнем Риме, где представления проходили без хора, орхестра была значительно уменьшена, но зато там впервые появился занавес.

Театр Диониса в Афинах в римское время (реконструкция). Источник: Wikimedia Commons

 

Далее, уже в конце XV — начале XVI веков, в Италии появляется новый тип и сцены, и всего театрального здания. Декорации становятся очень красочными и разнообразными. И сие неудивительно — ведь в оформлении театральных постановок, на коих присутствовали представители высшей знати, часто принимали участие великие художники, такие, например, как Рафаэль и Леонардо да Винчи.

В самом начале 1500-х возникли перспективные декорации, которые изобрёл художник Браманте, а использованы они были впервые в 1505 году в Ферраре художником Пелегрино да Удини.

Эти декорации рисовались на холстах и представляли собой задник и три боковых плана с каждой стороны сцены. Их отдельные детали изготавливались из дерева — например, кровли зданий, балконы, лестницы и балюстрады. Чаще всего рисунки изображали вид уходящей в глубину улицы.

Перспективная декорация сцены «Театро Олимпико» в Виченце. 1580–85. Архитектор В. Скамоцци. Изображение: bigenc.ru

 

Сужение перспективы тогда создавалось путём подъёма декоративного планшета на как можно большую крутизну. Позднее, уже в начале XVII века, появилась сцена-коробка, с кулисными декорациями, изобретёнными Джованни Баттистой Алеотти, техническими приспособлениями для полётов, системой люков, а также боковыми пролётами и портальной аркой.

В XVIII веке интенсивное развитие получил и театр в Российской империи, с одновременным расцветом декорационного искусства, где использовались все достижения в области мировой театральной живописи. Потому-то спектакли тех лет, на которых присутствовали самодержцы и высшие чины государства, по свидетельствам современников, представляли собой необычайно феерические и великолепные зрелища.

Впрочем, конечно, не во всех театрах империи всё было так пышно. В бедных провинциальных шапито часто довольствовались лишь каким-нибудь простеньким задником с примитивным изображением пейзажа (соответствующего времени года, описываемого в пьесе) или незамысловатого интерьера. Например, если шла пьеса «Лес» А. Н. Островского (самого главного «поставщика» драматургии для столиц и провинций в середине XIX века, чьё творчество стало важнейшим этапом развития русского национального театра), то на заднике малевалась рощица, если «Гроза» — то река Волга с пасмурными тучами над ней, и так далее.

В послереволюционное время такой декорационный примитив перекочевал и в большинство советских театров. Основной причиной было их хроническое безденежье и государственное финансирование культуры по остаточному принципу. Конечно, речь не идёт о главных «храмах искусства» — в Москве или республиканских столицах. Те «скены», где особенно любили бывать сильные мира того, то есть Сталин и его присные, недостатка средств не ощущали, и спектакли в них ставились ничуть не худшие, чем в императорских театрах, а возможно, даже и лучше. Правда, и там по возможности наводилась экономия. В качестве примера можно вспомнить до сих пор любимую народом пьесу Театра сатиры «Свадьба с приданым» (1949) — о горячей любви передовиков колхозного производства, где простеньким задником служил очередной намалёванный лесок с добавлением деревенских изб.

Но талантливые театральные художники и в условиях безденежья старались способствовать тому, чтобы сценический антураж не просто иллюстрировал действо, но и улучшал его, был «полноправным участником» происходящего в огнях рампы. Одним из таких талантливых энтузиастов был эстонский живописец, педагог, профессор, народный художник Эстонской ССР Вольдемар Хаас.

Он родился в уезде Пярнумаа 2 июня 1898 года. Получил образование в тартуской Высшей художественной школе «Паллас» у мэтров А. Ваббе и К. Мяги, которую окончил в 1923 году. Учась, подрабатывал в Эстонском национальном музее, где имел возможность изучать манеру письма известных мастеров. По окончании школы, в 1923–1937 годах, трудился в качестве декоратора-постановщика в театре «Ванемуйне», а в 1936–1956 годах — в государственном театре «Эстония».

С 1940-го стал заниматься педагогической деятельностью, читал лекции в Художественном институте только что образованной Эстонской ССР.

По окончании Великой Отечественной войны, работая в Таллиннском государственном институте прикладного искусства, организовал там (вместе с графиком и иллюстратором Наталией Мей) факультет театрального искусства. 23 года — 1944-го по 1967-й — преподавал на этом факультете, получив в 1947 году звание профессора. Особый интерес у него вызывали принципы живописно-объёмной декорации, развитию которых он посвятил много времени и сил. Ведь он стал пионером проекционного оформления ещё в 1926 году, когда впервые на эстонской сцене ввёл проекционные декорации в шекспировских пьесах «Венецианский купец» (1926) и «Сон в летнюю ночь» (1930). В те же годы Хаас старался применять свои изыскания и в кино — в частности, в картинах Балдуина Кусбока.

Вольдемар Хаас. Фото: Armin Alla / Ajalehe Kodumaa toimetus (AIS)

 

Талантливое проекционное оформление сцены часто имеет очень важное значение для придания спектаклю многогранности, некой особой визуальной глубины, раскрытия авторских идей, недоступных для передачи традиционным способом. Это придаёт действу объём и дополнительную динамику, создаёт игру света и чувств. Кроме того, оно позволяет театру экономить на «физических» декорациях, поскольку их производство можно свести до минимума. Современные театральные новаторы в большинстве своём используют именно проекционные декорации — конечно, сделанные по последнему слову науки и техники, 3D и прочие, даже, вероятно, не зная, что одним из первопроходцев этого направления был Вольдемар Хаас.

Из постановок, оформленных Хаасом и вошедших в анналы театрального искусства (об этом в 1967 году писала даже знаменитая «Театральная энциклопедия») можно упомянуть следующие: «Дон Паскуале» Г. Доницетти, «Мазепа» П. Чайковского, «Красный цветок» Р. Глиэра, «Калевипоэг» А. Каппа, «Берег бурь» Г. Эрнесакса. За последнюю работу ему в 1951 году была присуждена Государственная (тогда — Сталинская) премия СССР.

Эскиз В. Хааса к балету «Калевипоэг». Театр «Эстония», 1948 год. Источник: lavastuskunst.ee

 

Но он был также и талантливым живописцем, о чём свидетельствуют его картины.

Портрет Альберта Вахтрамяэ кисти Вольдемара Хааса. Источник: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum (ETMM 8940 ML 134)

 

Умер Вольдемар Михкелевич Хаас 4 февраля 1982 года.

Читайте по теме:

Эвальд Хермакюла — театральный новатор и его персонажи из-за железного занавеса

Игорь Круглов: Каарел Ирд и его тартуская «Таганка»

Игорь Круглов: Эстонский драматический театр — более чем 100-летняя летопись успеха

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern