Игорь Круглов: Эстонский драматический театр — более чем 100-летняя летопись успеха

Знаменитый Эстонский драматический театр, известный далеко за пределами республики и давший целую плеяду замечательных артистов и режиссёров, был основан 26 августа 1916 года*. В его труппу вошли многие актёры, служившие прежде в тартуском театре "Ванемуйне", где пьесы впервые исполнялись на эстонском языке.

939

Первоначальное его название — Драматический театр. Правда, едва будучи созданным, он просуществовал недолго. В 1917 году основной его состав перешёл в новый Театр таллиннских рабочих, где заправляли члены партии большевиков А. Умберг и Ю. Росфельдт. Весной 1918 года эту «большевистскую» сцену закрыли немцы после того, как германская имперская армия заняла Эстонию (оккупация длилась с октября 1917 по ноябрь 1918 гг.), в связи с чем труппа снова перетекла в Драматический театр, который возобновил свою деятельность.

Затем, на протяжении нескольких десятилетий, Драмтеатр претерпел ещё несколько пертурбаций — слияний, размежеваний и переименований. Он назывался то Драматическим театром-студией (с 1924 г.), то Эстонским драматическим театром (с 1937 г.), то Таллинским драматическим театром (с 1949 г.). В 1952 году ему присвоили имя Виктора Кингисеппа, а в 1957-м дали статус академического, после чего до 1989 года он торжественно именовался Эстонским государственным академическим театром драмы им. В. Кингисеппа.

Здание Эстонского драматического театра (май 2022 года). Фото Д. Пастухова

 

Здесь следует немного рассказать об этой исторической личности — эдаком «эстонском Ленине», имя коего театр (равно как улицы, предприятия, школы и т. д.) носил на протяжении 33 лет. Виктор Кингисепп (1888—1922) был представителем верхушки Российской социал-демократической партии (большевиков) — РСДРП(б), куда вступил в 1906 году, и одним из основателей и руководителей эстонской компартии.

В дореволюционное время занимался партийной работой в Ревеле (тогдашнем Таллинне) и Петербурге. После поражения революции 1905—1907 гг. скрывался в Москве, а затем — в Аренсбурге на острове Сааремаа (сейчас это город Курессааре, который в советское время был переименован в Кингисепп). В 1910 году снова возвратился в имперскую столицу, стал революционным студентом и большевиком-подпольщиком. Командовал местной ячейкой эстонских пролетариев. Принимал участие в выпуске коммунистической газеты «Кийр» («Луч»). После ареста и высылки в Тверь, а затем в Казань, не оставлял подпольной работы. После Февральской революции 1917 года приехал в Таллинн, сделавшись одним из шефов эстонских коммунистов. Создавал Красную гвардию.

Почтовая марка с изображением Виктора Кингисеппа. Фото: et.wikipedia.org

 

После перевода в Москву в марте 1918 года вошёл в руководство карательных органов. Стал членом Верховного революционного трибунала РСФСР, Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) и Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК). Сей послужной список свидетельствует, что Кингисепп имел непосредственное отношение к «красному террору», развязанному большевиками в 1918 году после покушения левых эсеров на Ленина, и являлся одним из его апологетов. Проводил следствие по делу о шпионской организации агента британской разведки Локкарта. Входил в состав Особой следственной комиссии по делу о мятеже 6 июля 1918 года, затеянном левыми эсерами и направленном против узурпации большевиками власти в стране. Был членом следственной группы по обвинению эсерки Фанни Каплан в покушении на Ленина.

В ноябре 1918-го подпольно прибыл в Эстонию, где возглавил запрещённую там компартию. 3 мая 1922-го был арестован, допрошен, сразу приговорен к смертной казни и расстрелян на следующий день.

Может возникнуть вопрос: а какое отношение Виктор Кингисепп имел к театру, на каком основании его имя увековечили в названии на долгие годы? Он ведь не был ни артистом, ни режиссёром, да и вообще никакого отношения к Мельпомене не имел. Назвать его именем Драматический было всё равно что присвоить МХАТу имя Ленина, а Большому — к примеру, Хрущёва. На данную тему, кстати, в далекие уже советские годы был снят киножурнал «Фитиль» — о подобных несуразных присвоениях. В нём повествовалось, как некое колхозное подсобное хозяйство носило имя полководца Фрунзе, шпульно-катушечная фабрика — главного чекиста Дзержинского, а, пардон, кожно-венерологическая лечебница — замечательного писателя-гуманиста Короленко. Видимо, аналогичной логики придерживалось и тогдашнее руководство Эстонской ССР.

Табличка с эмблемой Эстонского драматического театра на здании театра. Фото: Д. Пастухова

 

Но вернёмся к театру. Как бы то ни было, но под именем Кингисеппа он завоевал прочные позиции, известность и славу, причём не только в Эстонии, но и во всех республиках бывшего СССР и в мире. Конечно, успешным он был и ранее, но пик его всесоюзной популярности пришёлся именно на «кингисепповские» годы.

Справедливости ради надо отметить, что набирать популярность Драмтеатр начал вскоре после своего создания и затем в два предвоенных десятилетия. В 1920-х — 30-х годах в его репертуаре поначалу преобладал трагедийный жанр (например, «Царь Эдип» Софокла, «Орлеанская дева» Фридриха Шиллера, «Овечий источник» Лопе де Вега и др.). Примадонной театра в его ранние годы считалась Лийна Рейман (1891—1961), вошедшая в историю искусства как первая профессиональная эстонская актриса. Она воплощала образы Марии Стюарт, Леди Макбет и Жанны Д’Арк.

«Орлеанская дева» Фридриха Шиллера. Лийна Рейман в роли Жанны д’Арк (1923 год). Фото: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

Здесь ставились пьесы Карела Чапека, Ромена Роллана, а также эстонских драматургов, в частности, Антона Хансена Таммсааре и Виктора Раудсеппа. Среди успешных спектаклей тех времён — «Микумярди», «Учитель Бубус», «Жизнь и любовь», «Весна», «Хозяин Кырбоя», «Белая болезнь» и другие.

Во второй половине 1940-х годов, после освобождения республики от гитлеровских захватчиков, театр обновил репертуар постановками пьес советских авторов на военную тематику. Это «Нашествие» Леонида Леонова, «Борьба без линии фронта» Аугуста Якобсона, «Дни и ночи» Константина Симонова. В репертуар входила также обязательная для всех тогдашних советских подмостков «лениниана». Она была представлена пьесами «Кремлёвские куранты» и «Человек с ружьём» Николая Погодина. Ленина в них играл Прийт Пыльдроос (1902—1968), одновременно являвшийся и режиссёром-постановщиком большинства спектаклей, и директором, и художественным руководителем театра.

Прийт Пыльдроос. Фото: etbl.teatriliit.ee

 

В тех же «кингисепповских» 1950-х, по мнению автора этих строк, началось время самого яркого роста театра. Это произошло во многом благодаря раскрытию новых дарований, актёров, поступивших к нему «на службу».

Замечательная плеяда была представлена великолепными, нередко — гениальными мастерами. Это Юри Ярвет, Антс и Олев Эскола, Рейн Арен, Хейно Мандри, Лейли Блумер, Микк Микивер, Элле Куль, Эве Киви и многие другие, менее известные, но не менее талантливые артисты. Они принесли театру колоссальную славу не только на его подмостках, но и в кино.

Гарри Смит — Антс Эскола, Мэг — Астрид Лепа. «Русский вопрос» Симонова. 1947 год. Фото: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

На сцене Эстонского драматического зрителям были представлены десятки пьес, в том числе — «Антоний и Клеопатра» Уильяма Шекспира, «Маскарад» Михаила Лермонтова, «Оптимистическая трагедия» Владимира Вишневского, «Господин Пунтила и его слуга Матти» Бертольда Брехта, «Дон Карлос» Джузеппе Верди. А также «Пер Гюнт» Генрика Ибсена, «Мамаша Кураж и её дети» Б. Брехта, «Венская почтовая марка» Арди Лийвеса, «Дикий капитан» Юхана Смуула… Все они вошли в анналы театрального искусства.

Блистательные взлёты Эстонского драматического связаны с именами ещё двух главных режиссеров: Ильмара Таммура (годы работы: 1952—1970) и Вольдемара Пансо (1970—1976). В принципе, это были мастера, вероятно, достигшие планки одного уровня, то есть умеющие одинаково талантливо ставить и немеркнущую мировую классику, и забытые ныне, а тогда идеологически правильные поделки.

Ильмар Таммур. Фото: etbl.teatriliit.ee

 

И. Таммур передал в этом своеобразную эстафету В. Пансо, и театр продолжал привлекать и восхищать поклонников. Видимо, классика оказывалась «мощнее» идеологически выверенных образчиков, в ней режиссёрские таланты проявлялись куда привлекательнее, потому театр не был обижен любовью и вниманием зрителей.

Вольдемар Пансо. Фото: etbl.teatriliit.ee

 

Принято считать, что театры имеют свои отмеренные отрезки жизни, по окончании которых они или угасают, или вновь могут возродиться благодаря обновлению концепций, мировоззрений и репертуара. Эстонский драматический театр через все эти небезопасные перипетии своего развития проходил не раз. И выжил, остался на гребне популярности, входя в число одних из самых востребованных в уже независимой стране.

*Стоит отметить, что, как пишет официальный сайт Эстонского драматического театра, его возникновение связано с курьёзом в театральной истории: так, в 1960–х — 1980-х годах считали, что театр начал работу в 1916 году. Действительно, в 1916—1924 годах в Таллинне действовал театр, который недолго назывался Эстонский драматический театр. Однако так называемый старый драматический театр прекратил свою деятельность как раз тогда, когда открылся новый, нынешний Эстонский драматический театр. Его основатели считали днём рождения этого театра началом работы частной студии Пауля Сеппа, и нынешняя театральная семья следует этой дате.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Прийт Пыльдроос — первый сценический Ленин Эстонии

Игорь Круглов: Глаза Юри Ярвета

Игорь Круглов: Спокойное достоинство Антса Эсколы

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline