Суициды, депрессия, снотворное, или Как Эстонию охватила психопандемия

В ноябре исполнилось два года пандемии COVID-19. К марту по миру грянули локдауны, а вслед за ними вторую позицию в табеле о рангах заняли депрессивные и прочие психосоматические диагнозы, пишет автор портала Tribuna.ee Ирина БУТЯЕВА.

825
Пандемия психики

Депрессия — это постоянный упадок настроения, сопровождающийся утратой оптимизма, уменьшением энергии, в результате чего снижается способность справляться со своей жизнью, ухудшается качество жизни.

Любая критическая ситуация маркер общества. С нынешней историей жизни общество явно не справляется. Пребывающие в страхе люди теряют почву под ногами, ориентиры улетают в чёрную дыру, складывается ощущение, что люди готовы поднять друг друга на вилы.

Эстония и в лучшие времена занимала лидирующие позиции по депрессиям и иным психическим расстройствам. Что уж говорить о дне сегодняшнем.

Обострения в стране всегда начинались с приходом осени, этот факт любой доктор подтвердит. А уж сегодня, когда банкротятся бизнесы и люди остаются без средств к существованию, но с кредитами, когда вдруг умирают друзья и знакомые, с которыми ты ещё вчера разговаривал по телефону и ничего не предвещало…

Очереди на приём к психотерапевтам и психологам растянулись на несколько месяцев вперед. О психиатрии не знаю, не получилось прояснить вопрос.

Кстати, в Эстонии ощущается нехватка детских психологов. Если в Таллинне ситуация терпима, то в регионах история иная. Только вот депрессии и иным расстройствам детской психики на этот факт совершенно наплевать.

По словам работников аптек ещё во время первой вирусной волны у них в пять раз выросли продажи антидепрессантов. И вот новость конца 2021 года: в аптеках страны заканчиваются антидепрессанты.

На вопрос, насколько сильно охвачено антидепрессантами наше население, чёткого ответа не получила. «Много», лаконично ответил один из семейных врачей, согласившийся объяснить мне, чем отличаются транквилизаторы от антидепрессантов. На них население Эстонии сидит давно и плотно. Что же насчёт пандемии, то да, выписывается антидепрессантов куда больше, чем те же пять лет назад, но не они, говорят семейные врачи, самое большое наше зло.

Отличие антидепрессантов от иных препаратов в том, что они пьются курсами и имеют лечебный эффект. Принимают их, как правило, не бедные, а успешные и богатые. Большие деньги и успешный бизнес просто так не даются.

Количество принимаемых антидепрессантов на порядок меньше, чем количество употребляемых жителями нашей страны снотворного и транквилизаторов, на которых люди ЖИВУТ.

А живут потому, что начав принимать снотворное и транквилизаторы, позднее не могут остановиться, приобретая в итоге абстинентный синдром типичную ломку наркомана. И никакие доводы врачей им уже не слышны, переубедить людей невозможно. Они истерично требуют выписывать именно их, а не «какие-то там антидепрессанты», и никаких доводов врачей слышать не желают.

Если говорить относительно возраста и гендера, то большая часть принимающих антидепрессанты мужчины в возрасте от 30 до 40 лет.

На снотворных и транквилизаторах живут люди постарше, с 40 лет. Лидерство в этой «номинации» также принадлежит мужчинам. Женщин в этой категории меньше, они предпочитают «успокоительные растительного происхождения».

Врачи говорят, что, возможно, если бы все вышеперечисленные «успокоительные» стоили не так дорого, как стоят витамины, к примеру, витамин D, который надо принимать всем без исключения, возможно, люди и призадумались бы. Но, увы, это не наша история.

Прежде чем начать искать официальные данные по осенне-пандемической тревожности, депрессии, обзвонила шестерых знакомых. Каждому из них без увиливаний задала вопрос: «Что-то принимаешь?»

Ответы насторожили:

3 на антидепрессантах;

2 на транквилизаторах;

1 седативные на растительной основе.

 Справка:

Нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты и нормотимики (стабилизаторы настроения) — основные группы препаратов для нервной системы.

Нейролептики — препараты для лечения психозов и серьезных психических расстройств.

Транквилизаторы — сильнодействующие лекарственные средства для снижения эмоциональной напряженности, тревоги и для общего расслабления организма.

 Седативные — лекарственные вещества для уменьшения возбудимости центральной нервной системы, как правило, на основе растительных средств.

Многие лекарства из этих трёх групп имеют серьёзные побочные эффекты — от головокружений и замедленных реакций до амнезии. Впрочем, ковид, по наблюдениям врачей, порой похожим образом влияет на нервную систему.

У меня не получилось найти в широком доступе данные за два пандемийных года. Похоже, сегодня это «тёмная сторона Луны». Возможно, точные данные появится позднее, сегодня иных проблем не разгрести. Однако в свободном доступе есть более ранние данные по психологическому климату Эстонии, достойные внимания.

2019 год. SEB Elukindlustus (страхование жизни):

«За последние 10 лет в четыре раза увеличилось число страхователей, отметивших, что у них диагностировано психическое расстройство. Сегодня в среднем каждый десятый клиент страхования связан с проблемами психического здоровья. По данным Больничной кассы, за последние пять лет распространенность одних лишь тревожных неврозов возросла около 12%, увеличилась и продолжительность нетрудоспособности людей, достигнув сегодня в среднем 31 дня».

2020 год. В Эстонии в состоянии депрессии находилось 75 000 жителей страны. Это данные по людям, которые официально обратились за помощью, осознав проблему. А сколько не хотят её осознавать и не обращаются за помощью?

Добровольно с жизнью до 2000 года расставалось до 200 человек в год.

Обратите внимание, это число зафиксированных суицидов. А ещё есть так называемые «скрытые» суициды: «случайная» авария, «несчастный случай». Недоказуемо, что суицид, но недоказуемо, что не суицид.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), самоубийства ежегодно уносят жизнь 800 тысяч человек, то есть каждые 40 секунд добровольно уходит из жизни один человек. Суицид является второй по значимости причиной смерти молодых людей в возрасте 1529 лет.

Депрессивный-депрессивный мир

По данным ВОЗ, в мире около миллиарда человек имеют неврологические проблемы или страдают от нарушений, связанных с психическим здоровьем.

Депрессия, тревога, посттравматическое стрессовое расстройство и психологические травмы из-за смерти друзей и родственников наблюдаются у 2 из 10 пациентов.

Среди детей и подростков психическими расстройствами страдает каждый пятый!

Угроза влияния пандемии коронавируса на психику людей, возможно, самая большая со времён Второй мировой войны, утверждают специалисты. И негативные последствия могут длиться до нескольких лет после её окончания.

Так президент британского Королевского колледжа психиатров Эдриан Джеймс утверждает, что на психику влияет комплекс факторов: собственная болезнь, болезнь и смерть близких, а также социальные и экономические последствия. Он также отметил, что после первого локдауна весной к психологам и психотерапевтам в Великобритании стало поступать гораздо больше обращений.

По прогнозу Центра психического здоровья, до 10 миллионов человек будут нуждаться в новой или дополнительной поддержке психического здоровья в результате пандемии коронавируса. Примерно 1,3 миллиона человек, у которых раньше не было проблем с психическим здоровьем, будут нуждаться в лечении тревожных состояний, а 1,8 миллиона человек потребуется помощь при депрессии.

Читайте по теме:

Депрессия атакует — страдает всё больше молодёжи, «выкачиваются» госденьги

Попадите на приём вовремя: видеоконсультации по здоровью становятся всё популярнее

Коронавирус «обнажает» душевные проблемы

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline