Жертвы взрослых войн, или Спасение через самоповреждение

С психологом реабилитационного центра Северо-Эстонской региональной больницы Анной ЛИТВИНЮК, собирались поговорить о домашнем насилии, а обсудили детские проблемы, имеющие прямое отношение к теме нездоровых семейных отношений, пишет автор портала Tribuna.ee Ирина БУТЯЕВА.

473

«О проблемах взрослых людей, о насилии в семьях и отношениях, как физическом, так и эмоциональном, — начала разговор Анна, — говорят часто и много. А вот о детях, большинство проблем которых берёт начало в семьях, гораздо реже».

Просто пример — полицейская сводка от 1 января 2021 года: «В новогоднюю ночь таллиннская полиция получила 307 вызовов, 40 из которых было связано с насилием в близких отношениях».

Мало того, что количество вызовов из-за домашнего насилия в этом году больше, чем в прошлом, в сводке нет ни слова о детях, которые на момент насилия находились на «поле боя взрослых». А ведь они там точно были. И им определённо требуется помощь психологов. Не просто так в последние годы Эстония занимает первое место в Европе по количеству самоубийств на душу населения именно среди детей. Это очень тревожный сигнал о том, что под угрозой не только душевное неблагополучие наших детей и их семей, но и всё наше общество.

Самоповреждение как сигнал SOS

Во всём мире сейчас набирает массовость (Эстония не исключение), САМОПОВРЕЖДАЮЩЕЕ поведение в подростково-молодёжной среде.

«Меня тревожит то, — продолжила Анна, — что открыто об этом явлении среди молодёжи у нас практически ничего не говорят. Мне приходится периодически консультировать подростков, приходящих на консультации с разными запросами. Один из них — нежелание жить, депрессивные эпизоды, панические атаки и, как выясняется уже в процессе консультирования, самоповреждающее поведение».

Анна Литвинюк. Фото: confido.ee

 

Часто оказывается, что родители не знают, что ребёнок годами причиняет себе боль, полосует руки или ноги и прячет под одеждой следы от различных острых предметов, которыми он расцарапывает себе, как правило, руки. В тяжёлых случаях этот сигнал SOS ребенок подаёт открыто. Он может прямо на глазах специалиста снова и снова открыто причинять себе боль.

Конечно, с одной стороны, такое отношение к себе, к своему телу, с точки зрения нормы, нельзя назвать здоровым, но, с другой стороны, такое деструктивное поведение — крик о помощи, об очень сильной душевной боли, которую испытывает ещё не являющийся взрослым человек. Он не умеет или не может по-другому рассказать о том, что происходит в его душевном мире, он зачастую даже не знает, что испытывает в этот момент душевную боль.

Что стоит за подобным поведением

«К детям следует относиться очень внимательно. Даже когда кажется, что нет никаких оснований для беспокойства», — подчеркнула Анна Литвинюк.

Если взрослые с детьми откровенно не разговаривают, если не находят для них хотя бы часа в сутки, то в один день всё может пойти не в ту сторону. А вернуть всё назад очень сложно, если не невозможно. Не встречая раз за разом внимания (понимания) от родителей, которым всё время некогда (сыт-обут, чего ещё-то?), ребёнок замыкается, а позднее, когда ему становится совсем невозможно жить в подобных отношениях, прибегает к самоповреждению. Если и тогда родители не реагируют, ребёнок перестаёт доверять взрослым и полностью уходит в СВОЮ новую реальность.

Самоповреждающее поведение (или селфхарм, от англ. self-harm), уточнила Анна, связано с нанесением себе повреждений с целью справиться с тяжёлыми переживаниями, болезненными воспоминаниями, ситуациями, которые трудно пережить, и невозможностью контролировать свою жизнь. К селфхарму обращаются, когда чувствуют, что нет выбора. Причиняя себе физическую боль, ребёнок старается избавиться от навязчивых мыслей. Он так пытается взять под контроль такую сложную, неподвластную для него жизнь. А может, и наказывает таким образом себя за что-то. Каждый случай особый.

Что же насчет суицидальных намерений, то при таком поведении в явном виде они скорее отсутствуют. Этот способ — скорее бегство от последнего шага, от суицида. И, если продолжать не замечать, то катастрофы не миновать.

Наша справка

Согласно исследованиям ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), самоповреждения среди лиц старше 15 лет выявляются у 0,19% женщин и 0,14% мужчин. Самый высокий уровень самоповреждающего поведения отмечается в подростково-юношеском возрасте от 10 до 24 лет. Пик приходится у девушек на 13–16 лет, у юношей — на 12–18 лет.

Способы самоповреждающего поведения: порезы, переедание или недоедание, укусы, ожоги, втыкание в себя предметов, удары о стены, передозировка, чрезмерные физические нагрузки, выдирание волос, участие в драках, в которых непременно будет нанесён ущерб.

О причинах поведения

Любая сложная ситуация, обратила внимание психолог, может привести ребёнка к подобным действиям. К числу причин селфхарма относят переживаемый стресс в школе, конфликты, травлю (положение “изгоя”), беспокойство о материальном положении, пережитое или переживаемое сексуальное, физическое или эмоциональное насилие, тяжёлую утрату (смерть или болезнь близкого человека, развод родителей), растерянность и недоумение относительно своей сексуальной идентичности, разрыв отношений, проблемы со здоровьем (дети с диагнозом «аутизм» или «СДВГ» — синдром дефицита внимания и/или гиперактивности, психические расстройства), неумение управлять своими эмоциями, низкую самооценку, повышение уровня стресса, сложные переживания (депрессия, тревога, ярость или отрешённость), употребление психоактивных веществ и алкоголя…

Какие бы ни были причины, желание, чтобы его всё же заметили, в ребёнке (или в молодом человеке) продолжает жить. И, нанося себя травмы, хоть он их и тщательно скрывает, надеется, что их когда-нибудь всё же заметят и проявят к нему интерес.

Многим наверняка знакомо детское выражение: «Вот заболею, умру, тогда вы пожалеете!» Да, примитивно, по-детски, но как есть.

Основные факторы поведения самоповреждения

«Как же себя вести родителям, если взрослых насторожили изменения в поведении ребенка?» — поинтересовалась я.

«Важно для начала понять, что многочисленные шрамы и порезы на теле у ребёнка не могут носить случайный характер. Хорошо бы не пугать его собственными острыми реакциями на замеченные повреждения», — ответила Анна. 

Легко, конечно, давать советы, которые трудно реализовывать в реальности. Но «классическая схема» действий проста: для начала надо сохранять хотя бы внешнее спокойствие, чтобы ребёнок поверил и дал возможность оказать ему помощь. А ругать, запугивать, призывать к совести или шантажировать — «у меня слабое сердце… повышенное давление…», а уж тем более начать «учить жизни», — нельзя ни в коем случае. Ребёнок ещё больше замкнётся, разозлится, а хрупкое, ещё оставшееся в нём доверие окончательно разрушится.

И, конечно, самим взрослым следует взять себя в руки и приглядеться к самим себе. Ответить честно, а как вы ведёте себя в семье, как давно вы разговаривали с ребёнком по душам, когда вместе проводили время, когда в последний раз говорили, что любите, доверяете, что всегда будете рядом…

Не можете вспомнить, не можете побороть свои злость, страх и, панику? Тогда ищите не только для ребёнка специалиста, но и для себя.

В такой сложной ситуации можно обратиться за помощью к нейтральной стороне. Это может быть человек, которому вы доверяете, центр психологической или кризисной помощи, семейная терапия, социальный работник, сестра душевного здоровья, психиатр, специально обученный специалист. Иногда это может быть повзрослевший молодой человек, который имел в прошлом подобный жизненный опыт (kogemusnõustaja).

Мест, куда бежать, не очень много, но они есть. Увы, не все услуги у нас доступны на русском языке. Русскоязычных психологов и психотерапевтов в стране остро не хватает.

Кстати, список психологов можно найти на сайте Министерства социальных дел. Также на сайте Общества психологов Эстонии можно найти список сертифицированных клинических психологов, помощь которых показана в этой ситуации.

Список мест, с которых можно начать действовать

Отделение неотложной психологической помощи: Палдиское шоссе, 52.

Телефон кризисной психологической помощи: 631 4300 (по рабочим дням с 9 до 20).

Телефон доверия: 127 (на русском языке, ежедневно с 19 до 23).

Детская помощь: 11 6111  (круглосуточно).

Детские проблемы: 646 0770 (по будням с 10 до 18).

Помощь жертвам: 11 6006  (круглосуточно).

Скорая помощь: 112  (круглосуточно).

Центр детского душевного здоровья (Laste Vaimse Tervise Keskus), Тервисе, 28, 678 7400.

Читайте по теме:

Депрессия атакует — страдает всё больше молодёжи, «выкачиваются» госденьги

Суициды, депрессия, снотворное, или Как Эстонию охватила психопандемия

Бутяева: Недетские проблемы подросткового суицида

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline