Из Голландии с любовью: из опыта работы, жизни и отдыха в Стране тюльпанов

Девять месяце пришлось проработать простым рабочим автору портала Tribuna.ee Владимиру ПОЛЯКОВУ в голландском городе Гаага. Вместе с товарищами из Эстонии он занимался реновацией старых домов в неофициальной столице Нидерландов. Произошло это на рубеже двух столетий.

316

Не знаю почему, но каждый раз, когда я вспоминаю эту необыкновенную страну, мне на память приходит песня, которую я слушал по радио, сидя на балконе дома в Гааге. Я уже не помню мелодию, тем более не знаю слов. Но я помню свои ощущения, эмоции, которые рождала мелодия. Я смотрел на грустно проплывающие по небу облака — и такой же грустной была мелодия. Слова песни на голландском языке растягивались, тянулись к облакам и вместе с ними и мелодией тихо уплывали вдаль. Туда, где меня ждала моя семья. Ностальгия…

Находился этот дом в центре города Гаага. Совсем рядом, через дорогу, был пруд с комплексом зданий, напоминающем замок, — парламент Нидерландов.

В доме с балконом на последнем, четвёртом этаже была трёхуровневая квартира, в которой мы делали ремонт. Хозяин квартиры — ювелир, внешне простой, улыбчивый голландец.

В соседнем подъезде этого же дома располагалось посольство Израиля, ход в который круглосуточно охраняли два молодых человека в обычной гражданской одежде с с совершенно нейтральной вещностью. Кода утром мы приходили на работу, они сканировали нас взглядом и вежливо здоровались.

На балкон, который опирался на крышу нижнего этажа и напоминал небольшую площадку, мы выходили покурить. Или отсиживались там, когда возникали простои из-за нехватки материалов. А возникали они регулярно, так как мастер-голландец к своим обязанностям относился спокойно, я бы даже сказал — безразлично. Это у голландцев в характере — относиться ко всему спокойно.

С хозяином квартиры Феликсом. Фото из архива В. Полякова

 

Первые впечатления

В Голландию я приехал на обычном рейсовом автобусе из Риги. Формально границ в Европе с таможней и пограничным контролем не было, но сразу же после пересечения границы с Германией, уже в Голландии, нас где-то в лесу остановила полиция — в автобус вошел якобы пограничник и проверил документы. Якобы — потому что на пограничника он был мало похож: длинные волосы, джинсовый костюм, широкая белозубая улыбка. Он более напоминал американского киногероя. Быстро проверил паспорта, на выходе всем пожелал счастливого пути, улыбнулся и вышел. Граница с пустыми пограничными постройками осталась позади.

За окном потянулись поля, теплицы, каналы, редкие мельницы. Леса почти нет. Удивительно — Нидерланды по площади почти сравнимы с Эстонией, но в Нидерландах проживает 17 миллионов человек, а в Эстонии — всего 1, 6 миллиона. При этом Голландия из окна автобуса выглядит пустынной.

Итак, мы живём и работаем в Гааге. Для нас арендована трёхкомнатная квартира в двухэтажном старом доме. Комнаты рассчитаны на проживание 2—3 человек. В каждой квартире свой газовый котёл, который работает на отопление помещения и делает горячей воду. Для Голландии это традиционно.

Живём в старом районе города. Дома на улице двух- и трёхэтажные из красного кирпича. Им по 100—150 лет, а, может быть, и больше. Внешне они выглядят основательными, но на самом деле это достаточно хрупкие сооружения. Кирпич фасада — всего лишь облицовка. Почти все они построены по простой технологии: делается деревянный каркас, стены заполняются утеплителем, которым являются опилки, и облицовываются керамическим кирпичом толщиной 50 миллиметров. Общая толщина стены составляет сантиметров 15. Оконные рамы деревянные, с одинарным остеклением, нижняя створка поднимается вверх. Для нашего климата этого явно было бы недостаточно. Но и для Голландии этого уже маловато. Сегодня жилые дома в Голландии строятся уже с учётом современных требований и норм. Ещё одна деталь — в домах, в гостиных комнатах, обязательно есть камин. Правда, редкие из них действующие. В старых домах XIX — начала XX веков — свинцовые водопроводные трубы.

Я в своей квартире на отдыхе. Фото из архива В. Полякова

 

Из нашего района в центр города можно добраться на трамвае. Ходят они точно по расписанию, табло на каждой остановке показывает время прибытия трамвая. Сегодня для нас это уже привычно, но тогда, двадцать лет назад, вызывало удивление.

Город Гаага (или, как говорят сами голландцы, Ден Хааг) — тихий, спокойный, невысокий. Богатые люди живут в окраинных районах, мигранты и прочий разноцветный люд — в социальных пятиэтажках в центре.

Внутренние дворики Гааги. Каждой квартире — маленький участок. Фото из архива В. Полякова

 

Гаага с населением в полмиллиона человек считается неофициальной столицей Нидерландов. Здесь располагается дворец с резиденцией монарха, парламент и дипломатические представительства зарубежных стран. Официальная столица Амстердам — город для развлечений, разврата и марихуаны.

Да, в Голландии этот лёгкий наркотик легализован и продаётся в так называемых кофешопах, которые к кофе никакого отношения не имеют. Наши рабочие покупали и покуривали марихуану. Говорят, что тонизирует, повышает работоспособность и настроение: как только слышал безудержный смех в соседних комнатах, то понимал, — ребята накурились. Запах марихуаны в Голландии можно почувствовать везде: на вокзале, в барах. И даже на стадионе. Помнится, приехал в Амстердам на футбол. Играл «Аякс» уже не помню с кем. Сидел на стадионе где-то на верхних ярусах. Стадион закрыли сверху створками, вентиляция оставляла желать лучшего, поэтому под куполом стадиона была заметна сизая дымка с запахом марихуаны. Сам я попробовал это зелье один раз уже перед самым отъездом. Подумал — как же так! Побывать в Голландии и не покурить марихуаны? Зашёл в один кофешоп, который располагался на барже. Перед кассой — стенд с образцами продукции и ценником. Промышленным образом сделанные и уже наполненные травой конусообразные скрутки. Более слабые и более крепкие с шишечками. Цена одной — в пределах 4 евро. Купил косячок, сел на палубе. Напитков нет. Запалил, задымил. Выкурил почти всю — никакого эффекта. «Ну, — думаю — обманули!» Вышел из кофешопа, иду домой. И вдруг понимаю, что я почти не чувствую ног. Ощущение такое, как будто я не иду, а плыву. Тело стало лёгким, невесомым, и душа от тела отрывается. В таком состоянии я и приплыл домой. Не смеялся, но, суда по реакции моих товарищей, что-то во внешности было не так.

— Ты откуда? Какой-то ты весь необычный, — понимающе усмехнулись они.

— Да нет, это я так.

— Ну-ну!

Есть ещё одна национальная забава в Голландии. Скорее не забава, а блюдо, которое называется просто, — селёдка. Существует даже праздник, посвящённый этому деликатесу. Продают её в уличных ларьках, на рынках. Голландская селёдка — она маленькая, раза в два меньше нашей. О причинах этой разницы в размерах сами голландцы говорят так: рыба заходит из Северного в Балтийское море маленькой. Пока она добирается до Эстонии — вырастает. Но при этом и набирает разной гадости, которой богаты воды Балтики (кстати, голландскую селёдку, напоминающую большую салаку, у нас в Эстонии рыбаки, вылавливающие её промышленном способом, не едят как раз по причине её насыщения химией). Маленькую свежую селёдку, которая ещё относительно чистая, вылавливают в Северном море, солят и — на стол. Голландцы традиционно заглатывают рыбу целиком. Очищенную рыбу берут за хвост, запрокидывают голову, открывают рот и опускают в него селедку. Но чаще её предлагают в виде гамбургера. Только вместо мясной котлеты кладут рыбу. Я пробовал — вкусно. Селёдка малосольная с нежным мясом. Стоит такой бутерброд 1,5—2 евро.

Бордель

По выходным дням было ещё одно развлечение для одиноких мужчин — публичные дома. Должен сказать, что проститутки и публичные дома — это часть визитной карточки Голландии, как и марихуана. Дело всё в том, что Голландия в своё время владела большим количеством колоний и удалённых территорий, до которых добирались месяцами на парусниках. Моряки возвращались в порт на непродолжительное время. Если не было семьи, жены, то с полноценным отдыхом могли быть проблемы. Поэтому в приморских городах появлялись проститутки и бордели. Что делать — это жизнь, ставшая традицией. В современном исполнении эта жизнь выглядит так.

Квартал красных фонарей в Гааге. Фото В. Полякова

 

Подобное место в Гааге мы называли районом красных фонарей. Несколько зданий огорожены металлическим забором. Везде камеры с предупреждающими об опасности табличками. Опасность не уточнялась. Просто восклицательный знак. Проститутки, как в магазинах, сидят за стеклом витрин. Мы делили их на белых, жёлтых, черных. В этом зверинце представлен был весь мир.

Стоимость жриц любви была соответствующая: белые — до 50 евро за 15 минут. Старых и чёрных можно было снять и за 5—6 евро. Но это полный отстой.

Платят именно за каждые 15 минут. Хочешь больше — заказываешь и платишь ещё за 15 минут. Считается, что здоровый мужчина без лишних слов может быть удовлетворённым за 15 минут. И это правда.

Как-то приехал в Амстердам. Думаю, а где же здесь район красных фонарей? Привык, что в Гааге он выделен. В Амстердаме иду к центру и всё жду, когда появится забор с табличками. Его всё нет и нет. Спрашиваю у прохожего: «Где?» А он мне просто отвечает: «Да везде!» Оглядываюсь по сторонам, и точно! Вот и витрины, вот и проститутки. Из дверей одного из подобных домов вываливается взлохмаченный, красный русский турист. Достаёт мобильник и кому-то начинает звонить:

— Ну… Я, Вася, такое видел, ну, б.., это полный п…! Ну, вообще…

Парень никак не мог остановиться. Эмоции после посещения порнотеатра и увиденного там его так переполняли, что скрыть их он никак не мог. Надо было обязательно с кем-то поделиться. Не кричать же на всю улицу! Впрочем, у него так и получилось.

Работа

Работа оказалась для меня достаточно простой и понятной. Устанавливал гипсокартон на деревянный каркас. Сначала разбирали старые стены, затем строили новые.

Интересно, что под гипсокартон, или, как мы говорим, гипрок, голландцы используют каркас только из деревянного брус. К металлическому каркасу относятся настороженно. Не знаю, как сейчас, но в те годы было так. Система организации строительных работ такая же, как и в Эстонии: в строительном магазине закупается материал, привозится на объект и устанавливается. Всё с колес, никакого склада нет. Далее — отделка. Штукатурка — шпаклёвка и покраска. Ещё одна особенность — штукатурка под покраску не выравнивается шлифованием. Здесь используется иная технология. Штукатур шпателем в полусыром, ещё не схватившемся состоянии делает её настолько ровной, доводя до блеска, что дальнейшей шлифовки поверхности не требуется. Но это требует от штукатура профессионализма. Они больше и получали — до 10 евро в час. У меня почасовая оплата была в пределах 6 евро в час. Мизер по нынешним временам. Деньги платили исправно каждую неделю. Меньшую часть на жизнь — в Гааге, большую часть получала жена в Таллинне. Деньги небольшие, но с учётом бесплатного проживания и экономии на всём сводить концы с концами позволяли.

Ещё деталь — голландцы дорожат старым. Например, окна или двери меняют на новые в крайнем случае. Как-то раз хозяева не согласились поменять старые двери на новые и настояли на их реставрации. Возился с ними неделю. Сделал, получилось красиво.

Отдых

Есть в Голландии место, которое всем рекомендую посетить. Это общие бани, в которых мужчины и женщины вместе голыми находятся. Они напоминают наши спа, только все посетители обнажены. Некоторые из подобных бань располагаются в замечательных и живописных местах — на берегу моря или в дюнах. В Голландии дюны высокие, поэтому в них можно разместить бани, всевозможные процедурные, бассейны. Кого там только не бывает — и молодые хихикающие девчонки, пожилые и совсем не привлекательные женщины, голубые, розовые…

Первый раз в баню шёл с легким опасением — а что если… насмотрюсь на женщин и…  Купил билет, зашёл в раздевалку. Рядом раздевается женина. Сбросила всё — и стоит голая передо мной в чём мать родила. Я по привычке отвожу глаза. Вроде бы даже… Нет, не покраснел. «Эх, думаю, была не была!» Разделся, зашёл и — сразу в бассейн. Осмотрелся по сторонам… Вокруг все голые: белые, чёрные, жёлтые. Постепенно привык.

Следующий раз уже уверенно инструктировал своих товарищей.

— Так, когда зайдёте, сделаете глубокий вдох, задержите дыхание, сузите максимально возможно глаза, раздеваетесь и вдоль стеночки медленно-медленно добираетесь до бассейна. По сторонам не смотреть!

— А что если… — меня начинают переспрашивать коллеги.

— Главное — спокойствие. Руссо туристо…

Дальше вы знаете. Кстати, вновь о руссо туристо. В бане наблюдал такую картину. Как-то заходит в зал с бассейном пара. Судя по всему, супруги из сибирской глубинки. Дама бальзаковского возраста в старомодном купальнике с мужчиной в семейных, до живота, плавках.  И что они видят? Все голые!

Она кричит мужу:

— Ваня, назад, нас обманули! — убегают в раздевалку. Вернее — она. Муж как мог сопротивлялся. Глаз не опускает, они у него разбегаются, а жена ему:

— Ваня, уходим! Ваня, куда ты смотришь? Опусти глаза! Бесстыжие…

А Ване, вижу, так уходить не хотелось…

Отдохнуть в Гааге можно было и на пляже. Фото из архива В. Полякова

 

Как известно, в Голландии все ездят на велосипедах. На душу населения это самая продвинутая страна в Европе. Велосипеды везде — новые, старые, брошенные. Причина проста — как правило, большая часть городов закрыта для личного транспорта. В частности, в Гааге в центральную часть города можно попасть на личном автомобиле только по специальному разрешению. А на велосипедах — пожалуйста. Для этого здесь есть всё — велосипедные дорожки, стоянки. Кстати, в городах много маленьких автомобилей типа «Смарт».

Один раз в центре города наблюдал такую картину: из богатого дома выходит такой же богато одетый мужчина. Светло-коричневое пальто, шляпа, брюки, туфли. Шик! Спокойно одевает перчатки и… Ну, думаю, сейчас выгонит свой мерседес, красиво сядет и уедет. Выгнал… Только из прихожей — велосипед. С достоинством сел и поехал по своим делам. Возможно, до стоянки автомобилей за пару кварталов.

Люди

По расовому и национальному составу Голландия разнообразна. Кажется, что здесь представлены все расы и национальности со всего мира. Целые кварталы в Гааге, в Роттердаме заселены турками, китайцами, чернокожими. Со своими магазинами, мечетями, ресторанами. Это вносит разнообразие и неповторимый колорит в местную жизнь.

Мне нравятся голландцы. Несмотря на то, что сегодня Нидерланды не имеют былого величия, люди сохранили в себе какую-то мировоззренческую широту души. Я бы даже сказал, имперскую широту. В этом мы с ними очень похожи. Голландцы толерантные и спокойно относятся к любой нации и расе. Такие люди мира.

Практически каждый говорит на немецком, английском.

Я приехал в страну, почти не владея английским языком, что было обычным делом для моего поколения. За границу же не выпускали! Стимула особенного не было. В Голландии у меня сложились хорошие, почти дружеские отношения с одним из наших прорабов — Ханнесом. Он был чуть старше меня.  В 20 лет уехал в Новую Зеландию и там до последнего времени жил. В Гааге заболела одинокая мать. Ему пришлось на время вернуться. В Новой Зеландии занимался яхтингом, была своя яхта. Всё меня звал, это нас и сблизило. Но проблема была в языке. Мы не могли нормально общаться. Придём в бар пива выпить и сидим, молча глядя друг на друга. Мне стало обидно: что ж это я, язык уже выучить не могу? Собрал учебники и в свободное время занялся английским. Практика была, поэтому к концу своей голландской жизни я уже весьма сносно говорил на английском языке.

С Ханнесом. Фото из архива В. Полякова

 

По воскресным дням ходил в церковь. Я нашёл в Гааге русскую православную церковь, причём московского патриархата. Приход был небольшой, священник был из семьи русских эмигрантов из Франции. На русском языке батюшка говорил без акцента, но не всегда ему хватало словарного запаса. Получались порой очень смешные проповеди. Он это чувствовал, останавливался и смотрел на нас большими удивлёнными глазами. Затем, поцеловав крест, собирался с мыслями и продолжал проповедовать. Службу вёл один, дьякона не было. Иногда читать молитвы ему помогал кто-то из прихожан. Хор был чисто голландским, мужским. Пели на удивление хорошо.

Служба в церкви. Фото из архива В. Полякова

 

Как-то раз настоятель уехал в Москву по делам. Его заменил приехавший с Украины молодой священник. Это было в пятницу. На повечерье иерей должен совершить елеопомазание.

Когда до этого дошло дело, священник говорит:

— Я не знаю, где у настоятеля елей. Поэтому говорю вам, что сейчас это должно было бы произойти. Но не произойдёт. Представим и поверим, что мы это сделали. Всех благословляю…

Так как нас было мало, после окончания литургии за чашкой кофе оставались пообщаться.

Сама церковь находилась в обычном незаметном перестроенном жилом доме недалеко от известного здания Гаагского трибунала.

Уже перед самым моим отъездом в церковь стали приходит украинцы — униаты, работавшие в парниках. По их словам, при отсутствии униатской разрешалось посещать православные храмы. Настоятель был не против — неразумно отказываться от дополнительного дохода. Если кто не знает, напомню, что, согласно унии XIV века, православными признавалась главенствующая роль католической церковь с папой во главе. Это был компромисс между православными и католиками.  Распространена униатская церковь в Западной Украине, где пользуется большим влиянием.  Осуждена иными православными церквями.

Церковь св. Магдалены РПЦ московского патриархата в Гааге. Фото из архива В. Полякова

 

Заключение

Мне нравилась Голландия. Несомненно, это самая свободная страна в мире, причём с конституционной монархией. Подумывал даже остаться. Это было возможно. Но принципиальным оставался вопрос с работой. Рабочим работать не хотелось. В строительных фирмах любая инженерная должность требовала знания голландского языка. Не просто знания, а свободного им владения. Протоколы, документация были на местном языке. Одного английского уже было недостаточно. Но возраст был уже не тот, чтобы осилить в совершенстве язык.

После третьей командировки возвращаться в Голландию в прежнем качестве уже не хотелось. Тем более что в Таллине мне удалось получить работу в фирме «Рестор». На этом моя голландская эпопея завершилась. Начиналось возрождение новой-старой жизни. Но Голландию я всегда вспоминаю с теплотой. И начинаются эти воспоминания с песни…

Читайте следующие материалы:

Путешествие в страну монахов — Святой Афон

Воскресный антидепрессант Любиной: Путешествие к самой северной точке Европы

Балканские заметки: особенности черногорских дорог и гостеприимства

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline