Иванов о рейтинге партий: Кто шагает дружно в ряд? Разношёрстный наш отряд!

Уже сам по себе тот факт, что разногласия внутри эстонского общества всё явственнее переходят из сферы межэтнических отношений в область, скажем так, мировоззренческих понятий, вселяет определённый оптимизм.

266

Так или примерно так (если не дословно, то близко по смыслу) оценивает нынешнюю ситуацию* известный политолог Пеэтер Тайм. Каковым мнением он и поделился на днях со слушателями передачи «Особый взгляд» в эфире «Радио 4». И действительно: если судить по внешним признакам, нечто похожее на такую тенденцию прослеживается. По крайней мере, из лагеря той партии, которая до недавних пор была главным поставщиком националистических провокаций, сегодня они практически не поступают.

В битве за власть всякое лыко — в строку!

Правда, знамя борьбы за чистоту национальных рядов, вроде бы выпадающее из рук оппозиционных в Рийгикогу народных консерваторов, пытаются подхватить некоторые политики из коалиции, но и они делают это как-то без особого фанатизма, по большей части околичностями.

Скажем, позиционируя столичного градоначальника как «боярина с криминальными связями». Вроде никаких прямых указаний на национальную принадлежность мэра, но в то же время прозрачный намёк: бояре-то у какого народа верховодили?

Да и криминалитет у нас (соображать же надо!) преимущественно русскоязычный, эстонцы если к нему как-то и причастны, то исключительно в качестве пассивных исполнителей, да и то под угрозой грубой физической расправы…

Совсем не секрет, что именно смена тактики в национальном вопросе дала партии EKRE возможность обойти в рейтингах прежних фаворитов центристов и реформистов. Причём главным образом именно за счёт бывших сторонников Центристской партии Эстонии, недовольных вялой позицией её лидеров в деле охраны неких традиционных ценностей, а также излишней (по мнению этой части населения) жёсткостью нынешнего правительства в борьбе с пандемией COVID-19.

Также никакая не тайна, что рекрутируемые подобным образом из рядов центристского электората неофиты-экреиты в основной своей части это люди, для которых родной язык русский.

Что слаще хрен или редька?

Тем самым EKRE вроде бы реально ломает межнациональные барьеры, объединяя под своими хоругвями представителей разных этносов. Должно ли это радовать? Как будто должно. Но почему-то не радует…

Причина лежит если и не на самой поверхности, то очень неглубоко от неё, и представляет собой даже не подводный камень, а мощную каменную гряду, на которую очень легко напороться, оценивая описываемую тенденцию как позитивный сдвиг в общественном сознании.

Потому что, ломая национальный барьер, EKRE тут же воздвигает и укрепляет на его месте целый ряд других, не новых, но до сих пор стыдливо скрываемых, как принято скрывать неприличную болезнь.

Тот же Пеэтер Тайм в упоминавшейся передаче говорит и о них. То есть он признаёт, что противоречия в обществе остаются, но они теряют национальный оттенок, что, как он считает, должно обнадёживать.

И тут же называет эти противоречия: неверно толкуемые конституционные свободы, которые якобы ущемляются государственной политикой «принудительной вакцинации»; отношение к вопросу сексуальной ориентации и к однополым бракам; существование «глубинного государства» и ряд других проблем, помельче…

Тогда у меня вопрос: замена одной фобии несколькими другими это повод для оптимизма? Хрен или редька? Да и разговор о близкой кончине национализма это не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Никуда он не делся, особенно если иметь в виду ту партию, о которой идёт речь.

Убавив «силу звука» в разговорах о паразитирующих тиблах и раковой опухоли на теле Эстонии, лидеры EKRE всего лишь решают тактические вопросы по привлечению новых сторонников здесь и сейчас. Придёт  время, и этот жупел достанут из сундука, отряхнут от нафталина, и он снова будет готов к употреблению.

Может, в консерватории что-то подправить?

В этой истории есть ещё один аспект, не столь явный, как фобии, но тоже важный.

Собственно, это даже не деталь отдельно взятой ситуации, а скорее фон, на котором она ситуация развивается. Так уж легли карты в нашем политическом пасьянсе, что и без того не шибко многочисленный электорат (я говорю обо всех имеющих право голоса жителях Эстонии) имеет тенденцию к бесконечному дроблению по признакам, не вполне поддающимся чёткому определению.

Честно признаюсь: мне до сих пор непонятно, почему в Эстонии взяла верх многопартийная система в буквальном понимании слова «много». Я бы определил её как континентальную, имея в виду страны Западной Европы, за исключением островной Англии, где, при всём разнообразии политических группировок и «клубов по интересам», бал правит всё-таки биполярное устройство государственной машины: консерваторы vs лейбористы. Или, как в США, республиканцы и демократы.

Можно, конечно, сослаться на полувековую монополию в Эстонии одной партии и нынешнюю разноголосицу толковать как выражение протеста против засилья «единственно верной» идеологии. Однако хорошо бы уже избавиться от этого комплекса. Тем более что растаскивание избирателей по многочисленным домикам, квартиркам и вагончиком запутывает и без того излишне сложную нашу избирательную систему.

Впрочем, есть искушение считать мощный рывок EKRE в рейтинговой таблице началом формирования именно такой, двухпартийной, структуры власти. Но консерватизм с националистическим привкусом это уже перебор. Тогда возникает сомнение, а верно ли мы понимаем сам термин «консерватизм».

Это примерно как в анекдоте про Чапаева и Петьку. Сидят они возле речки и делятся мечтами о радостной мирной жизни. Петька говорит: «Я после войны построю здесь консерваторию». На что Василий Иванович отвечает: «Ага, а я на том берегу вторую». А зачем две-то консерватории, недоумевает Петька. И Чапаев объясняет: «Эх, Петя, что ж ты не понимаешь?! Пускай народ хоть после войны вдоволь консервов поест!»

И, уже как литературная реминисценция, из Жванецкого: «Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь. Консерватория, частные уроки, ещё одни частные уроки, зубные протезы, золото, мебель, суд, Сибирь. Консерватория, концертмейстерство, торговый техникум, зав. производством, икра, крабы, валюта, золото, суд, Сибирь. Может, что-то в консерватории подправить?»

То есть в национально-консервативной партии (?)…

*Как сообщил на прошлой неделе ERR, EKRE восьмую неделю подряд продолжает оставаться самой популярной политической силой страны. Правящая Партия реформ теперь только третья.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Муниципальные выборы в Эстонии — а проиграли ли центристы

EKRE приходит к власти, или Что приснилось Эдгару Сависаару

Социал-демократы: Центристы и реформисты действуют, как EKRE

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline