Лиги об эстонских политиках: Яблоко, картофель и апельсин легче просто описать

"Яблоко, картофель и апельсин легче описать, чем поставить в рейтинг" — известный реформист оценил топ эстонских политиков, умеющих вести словесные войны.

299

Дискуссионную способность эстонской «тяжелой артиллерии» озвучил Arter — с помощью дюжины имеющих опыт в политике, дебатах и ​​СМИ независимых экспертов.

В ТОП-3, согласно экспертизе издания, вошли: центристка Яна Тоом и Мартин Хельме (Эстонская консервативная народная партия (EKRE)), которые поделили третье и четвёртое места, Евгений Осиновский (Социал-демократическая партия) и Андрус Ансип (Партия реформ).

Оценивая рейтинг, соратник Ансипа по партии, экс-министр Юрген Лиги отметил на своей страничке в Facebook, что «яблоки, картошку да апельсины легче описать, чем расставить по ранжиру, так как каждый великолепен в своей уникальности».

Тем не менее Ансип, считает Лиги, хоть и усердно готовится, ладно повествует и озвучивает свои мысли, не путаясь ни в одном факте или слоге, в словесных баталиях, пожалуй, не участвовал, да и в прения вступает крайне редко: Ансип просто говорит и отвечает на вопросы, и при этом немногие вообще вступали с бывшим премьер-министром Эстонии в дискуссии.

На стенде обещание бывшего премьер-министра Эстонии, реформиста Андруса Ансипа привести Эстонию в пятёрку самых богатых стран Европы. Фото: Reform.ee

А вот Мартин Хельме, который в издании был назван «Терминатором нового поколения, который может снова собрать себя после того, как его разбили на части», принципиально не полемизирует, лишь декларирует и очень умел именно в монологе, заявил Юрген Лиги:

«Если же ему противостоять фактами и закономерностями, то он отступает, иногда путается или куражится. (…) Ни один из Хельме (имеется в виду отец Мартина — Март Хельме — Ред.) не переносит длинных и доскональных интервью, так как только декларировать в таком случае нельзя нельзя. “Словесная баталия” также должна включать в себя и тексты, и оба Хельме длинных текстов для публики не пишут. Ансип мог бы, но не любит, Хельме не могут, так с письменными текстами сразу попались бы».

Март Хельме и его сын Мартин Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) летом 2020 года. Фото: facebook.com/rahvuspartei

«Осиновский — наследник миллионера, что объясняет его сильное желание улучшить мир, но проблема в том, что, когда он думает, что поступает правильно, он иногда не совсем понимает, что именно он делает в обществе. Другими словами: с учётом умственных способностей Осиновского эстонская политическая сцена иногда оказывается для него слишком узкой. Качество его аргументов чрезвычайно убедительно. Однако публичные дебаты — это не то же самое, что чтение курса политологии в университете. Более того, он слишком упрям: если он зацикливается на идее, то застревает в ней«, — говорится в Arter.

Евгений Осиновский выступает с речью в зале заседаний Рийгикогу. Фото: sotsid.ee

 

Самое важное об Осиновском, полагает Лиги, в этом описании сказано, однако в его речах чрезмерно много похвалы, и он был бы более сильным политиком, если бы не делал этого рутинно.

Читайте также:

Ничего невозможного: кресло премьера — для EKRE

Осиновский: Когда ввели ЧП, многие парламентарии подумали об отдыхе

Иванов: Центристы + реформисты: разговоры стихнут скоро, а любовь останется?

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline