Воскресный антидепрессант Любиной: Фотографическое прошлое ради будущего

О том, откуда пошло фотографическое искусство России, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

428

Чего только мы нынче не творим ради стильных и почти естественных фотографий. Даже блогеры есть, которые обучают позированию. И это при том, что возможности фототехники нынче безграничны, а из каждой поездки мы привозим сотни, если не тысячи фотографий.

Странно, но будучи увлечёнными собственным позированием перед камерой, мы зачастую не отдаём себе отчёт в том, что о событиях прошлого знаем тоже по фотографиям. И уж тем более не задумываемся, кто и при каких обстоятельствах их делал. А тот факт, что эти люди творили, что называется, у нас под боком, — лишнее доказательство тому, что всё гениальное просто.

Сегодня об истории или о том, откуда мы знаем, как жили люди на рубеже XIX и XX веков, мы обращаемся к старинным фотографиям. Фотографов было много, но, как оказалось, значительная часть снимков принадлежит одному человеку ― Карлу Карловичу Булле, первому фоторепортёру России. Уроженец Пруссии, Булла по собственной воле стал подданным Российской империи. Успел пожить в РСФСР, которую покинул, чтобы проведать недвижимость в Эстонии. Где и «застрял» на 11 лет, где скончался и похоронен. А ещё Булле принадлежало фотоателье в Санкт-Петербурге на Невском пр., дом 54 ― месте, где на протяжении более 160 лет процесс фотографии не прекращался ни на один день и где открыт Музей-фотосалон его имени.

Карл Карлович Булла. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

Кто такой Карл Булла и о том, как много ему удалось сделать для своей новой родины — см. портал Tribuna.ee. А вот о том, что представляло «родовое гнездо» российской фотографии на Невском, 54, рассказываю сейчас.

Подход Буллы к выбору места под фотоателье заслуживает отдельного восхищения. С начала 1880-х годов Карл Карлович размещал его в самом центре Петербурга: Екатерининский канал, 66; Невский проспект, 110; Невский проспект, 75; Невский проспект, 48 (в здании «Пассажа»). Апофеозом стало создание им в 1906—1908 годах ателье на Невском проспекте, 54, напротив Императорской Публичной библиотеки. Возле этого здания, известного как Дом И. И. Шувалова — Дом Демидовых — Дом А. М. Ушакова, пересекаются Садовая улица, на которой начался петербургский период жизни Карла Карловича, и Невский проспект, где он прославился и откуда полвека спустя уехал, покидая страну.

Невский проспект с террасы Невского, 54. Фото Т. Любиной

 

Фотоателье на Невском проспекте, 54, Булла оборудовал по последнему слову тогдашней техники. Оно мгновенно обрело невиданную популярность. Разные слои общества влекла сюда реклама: «В павильоне производятся: портреты и группы с натуры. Увеличение портретов с визитных или кабинетных карт, в какой угодно форме. Переснятие копий с визитных или кабинетных карточек, картин, гравюр, рисунков. Съёмка всяких технических предметов для клише, кои легко могут быть доставлены в павильон». Обслуживалось одновременно до двадцати клиентов. Здесь же продавались снимки с логотипом салона К. Буллы.

Невский проспект, 54. Фото предоставлено Фондом исторической фотографии имени Карла Буллы

 

И вот тут возникает ещё один парадокс, которых было так много при жизни Карла Карловича. У целых поколений представление о той далёкой эпохе складывалось по фотографиям К. Буллы и их многочисленным анонимным копиям. А узнаём мы о жизни и творчестве ― из музея и восстановленного фотоателье ― всё в том же здании на Невском проспекте, дом 54.

О том, как удалось воссоздать знаменитое фотоателье, совместив его с музеем, рассказал президент Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы Валентин Евгеньевич Эльбек: «Как на Невском, 54, появился музей? Всё возникало само по себе, постепенно развиваясь. Сначала мы отреставрировали помещения фотоателье, которые ранее здесь и размещались. Фотостудия и поныне продолжает работать. Первоначально мы даже снимали на аппаратах Карла Карловича, снимали большими камерами, заказывая плёнку из-за границы. Делали сами, за счёт собственных возможностей, ориентируясь на собственное понимание того, как надо всё обустроить и что будет интересно. С самого начала мы хотели сделать музей, то есть место, куда приходят посетители. Мы против того, чтобы коллекция была скрыта от глаз.

Работы Карла Буллы в фотосалоне на Невском, 54. Фото Т. Любиной

 

Как получилось, что и коллекции, и помещению удалось пережить лихолетье? Во-первых, и Карл Карлович, и его сыновья, пока жили в России ― и в царской, в дореволюционный и позднее в постреволюционный период ― признаны государством. Булла-старший был допущен до съёмок в Высочайшем присутствии. Его сыновья Александр и Виктор приняли новую власть, сотрудничали с ней. Виктор воевал на фронтах Русско-японской войны. Его боевые репортажи считались одними из лучших не только в России, но и в мире. С войны он вернулся Георгиевским кавалером, дружил с С. М. Кировым, фотографировал В. И. Ленина, был допущен до участия в похоронах вождя, посещал Смольный. К сожалению, в годы репрессий доносы на братьев сотворили чёрное дело. Не в последнюю очередь сказалось немецкое происхождение.

После того, как Виктора Буллу расстреляли, а Александра арестовали, на Невском, 54, располагалось фотоателье Ленгорисполкома. Оно продолжало функционировать даже в годы блокады, считалось единственной фотографией, где разрешалось фотографироваться представителям власти. Например, здесь снимались фотографии для их личных дел.

Впоследствии мы отремонтировали помещения фотоателье, навели лоск, организовали музей, наполнили экспонатами. Во времена Буллы всё здесь было скромно. При входе размещались деревянная конторка для приёма посетителей и небольшая зона ожидания. Дождавшись, клиенты поднимались в съёмочный павильон по деревянной лестнице. Весь дизайн ― доска, окрашенная половой краской. Да и места было гораздо меньше, нежели сейчас. То, что видят клиенты и посетители, выполнено Фондом с учётом размеров планируемой к размещению экспозиции к 300-летию Петербурга.

Экспозиция Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы на Невском, 54. Фото Т. Любиной

 

Что сохранилось с того времени, когда здесь жил и работал Карл Булла и сыновья? Практически ничего. Но когда арестовывали Виктора, НКВД-шники вскрывали полы, топтали сапогами, давили негативы. Производя ремонт, мы обнаружили очень много таких стёкол. И сохранили их.

После Буллы осталась обширная коллекция фоторабот. И отец, и сыновья передавали в Государственный архив негативы. А наша коллекция ― из тех отпечатков на бумажных носителях, которые мастер делал, фотографируя и выполняя заказ клиента, которому он передавал столько копий, сколько тот заказал, ― пять, семь. Вот эти копии и разошлись по людям. Мы приобретали, или нам дарили, или передавали бумажные отпечатки. Негативы, которые иногда возвращались владельцу фотографий, также выставляются на продажу. Мы их тоже покупаем. Вот так благодаря Булле мы не понаслышке знаем, как жила Россия».

Фото Т. Любиной

 

Важно: достойная репутация, успешность, знакомства в высших слоях общества, благотворительность способствовали тому, что в 1910 году Карл Карлович Булла удостоился звания почётного гражданина Российской империи. Времена иные, мало, кто об этом знает. Но зато теперь каждый из петербуржцев и гостей города может сфотографироваться с памятником «Петербургскому фотографу» на Малой Садовой улице, прообразом которого стал Карл Карлович. Говорят, что памятник приносит удачу, если до него слегка дотронуться.

Ещё одна история Великого города. Приглашаем!

Читайте по теме:

Карл Булла: первый фоторепортёр России, много сделавший для Эстонии

Эстонцы и родственные народы — в редких фотографиях

Воскресный антидепрессант Любиной: Фотографии не в то время

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline