Балканские заметки: «букварь» в сербском ущелье

В центральной части Сербии, рядом с городом Чачак, находится Овчарско-Кабларское ущелье, славящееся не только своим природным великолепием, но и духовным значением — не только для жителей Сербии. Здесь, на горах Овчаре и Кабларе, расположены несколько монастырей и храмов, здесь никогда не прекращалась молитва, несмотря на войны и диктатуры. Сейчас в эти обители снова идут люди со всей Сербии — как для того, чтобы остаться здесь, так и паломники, открывающие для себя «Небесную Сербию». Об этом красивом и загадочном ущелье наш рассказ сегодня.

539

— Да-да! Вот тут он и ходил на службу, по этой самой дороге. Из Чачка в Благовещение и обратно. Как же! Конечно, помню. Да тут все его помнят. Ну, кто по молодости лет не видел, тот просто знает. Знает и любит. Попробуй не полюби нашего Павле… Что в лике святых официально не прославлен, так это, знаешь, не его проблемы, а наши. Думаю, скоро прославят. Таких, как он, — да поискать ещё надо, — водитель рассказывает с увлечением, но его беседа — не типичный трёп за баранкой, а, судя по глазам и дикции, вдохновенное почтение.

Конечно. Как можно не почитать патриарха Павла Сербского? Как можно не вдохновиться его смиренной простотой и добрым, мягким светом его жизни? Жители этой местности вполне разделяют это мнение. Кто-то считает почившего патриарха «особенно своим», несмотря на всеобщее почитание этого «великого маленького человека», как его ещё называют в Сербии. Косовские сербы это утверждение о «своём», разумеется, оспаривают: «Павле исходил-изъездил Косово и Метохию вдоль и поперёк, у нас он тоже прославился, вот!» После недолгой дружелюбной перепалки приходят к выводу, что «Павле, он — всехний, общий, нашенский». «Вот кого смогла дать Сербия нынешнему христианскому миру — патриарха Павла!»

Мост через Мораву. Фото П. Давыдова

 

С пониманием и достоинством слышат о почитании этого человека и в других странах, будь то в России или Эстонии. Приводят многочисленные примеры, случаи из жизни «нашего Павле». Один очень понравился: когда у патриарха, известного своей простотой, некоторыми воспринимавшейся как наивность, гостил какой-то богатый и влиятельный господин, он нагловато поинтересовался: «А ты вообще знаешь, кто я такой?» Патриарх помолчал, улыбнулся, взглянул собеседнику в глаза и ответил: «А ты сам знаешь, кто ты такой?» Высокопоставленный собеседник потупил взгляд и съёжился. Видимо, патриарх всё-таки знал ему подлинную цену.

Таких историй здесь вы услышите много. Как рассказывают монахини из обители Благовещенья, активное строительство монастырей в этой местности пришлось на время турецкой оккупации Сербии: православных вытесняли из городов и больших сёл, сербам разрешено было жить только в труднодоступных местах, подальше от «приличных людей». Желательно в горах: там и стройте свои церкви, скиты и что там ещё. Что и делали. Сам Благовещенский храм, кстати, был сооружён жителями окрестных деревень и сёл за очень короткий срок, меньше года: собрались, решили и построили сообща. Помнится, одной из главных бед нынешних сербов покойный патриарх Павел считал неумение и нежелание договариваться, приводя в пример неудавшееся из-за споров и ссор строительство сельской церкви в Косово и Метохии: прихожане просто перессорились друг с другом при обсуждении вопроса о способе кладки. Где теперь эти прихожане, где теперь Косово… Тогда, в XIV веке, дела обстояли иначе.

В течение нескольких веков здесь, на Овчаре и Кабларе, возводились монастыри — прибежище как для иноков, так и для селян. А в самой, уже неоднократно перестроенной Благовещенской церкви в 1948 году принял монашеский постриг Гойко Стойчевич, тот самый нищий патриарх, принёсший небесную славу своему земному отечеству.

Монастырь Благовещение, Овчарско-Кабларское ущелье. Фото П. Давыдова

 

Как это часто бывает, первоначальная слава «сербского Афона» померкла со временем, некоторые обители опустели. Но в 1930-х годах стараниями святителя Николая (Велимировича) монастыри начали возрождаться.

Как писал сам святитель, эта Святая гора Сербии «в течение многих веков служила источником силы и здоровья, источником обновления моральных и духовных сил, источником христианской и народной совести, источником жизни по Богу в братском согласии, неисчерпаемым источником добрых намерений и добрых же дел».

Сейчас, по прошествии почти века, здесь действуют десять обителей. Некоторые выдержали коммунистическое время, некоторые открылись вновь. Причём очень большая часть нынешних монашествующих пришли сюда под влиянием проповедей и жизни патриарха Павла. Оказывается, в то недалёкое время было целое движение среди молодёжи: всерьёз настроенные к духовной жизни молодые уходили сюда, в местные обители. Да, сербские монастыри — не лавры православного Египта, тысяч иноков вы здесь не увидите, но, как очень скромно и серьёзно сказали нам здесь, «сейчас гораздо важнее качество, а не количество. Патриарх Павел, например… ну, вы понимаете».

В одной из обителей, Сретенской, с удивлением смотрим на фреску… преподобного Кирилла Белозерского, русского святого XIV—XV веков. А этот монастырь сооружён в XVI веке, тогда же были выполнены и фрески. О чём это говорит? Не только о скорости распространения информации в век отсутствия интернета и газет (хорошее было время), но, наверное, и о способности предков выделять из тогдашних информационных потоков самое важное, необходимое. Сербам был важен пример преподобного Кирилла — они и взяли нужное. Кроме того, это ещё одно свидетельство наших давних и прочных связей.

Сретенский монастырь, Овчарско-Кабларское ущелье.
Фото П. Давыдова

 

Рядом с Преображенским монастырём вы найдёте храм-пещеру, в котором у алтаря находятся два каменных саркофага — здесь собраны останки детей, женщин, стариков, которые прятались в этой пещере от преследований турок. Те охотились на христиан с каким-то звериным удовольствием, искали их повсюду. Страдальцев выдал детский плач: младенцы плакали от голода. Турки обложили пещеру соломой, пропитанной смолой, подожгли её, и все люди внутри задохнулись. Сейчас многие приходят сюда помолиться о всех невинно убиенных.

Как добираются люди до храма святого Саввы на отвесной стене Каблара, мы для себя так и не выяснили. Действительно: отвесная стена, в небольшом углублении расположена церковь великого сербского святого. Согласно преданию, здесь находилась пещера, где просветитель Сербии готовился к проповеди Евангелия своему народу. Тут же, в стене, святой источник, вода которого помогает при лечении глазных болезней, головных болей и сердечной недостаточности. Иноки, правда, не упустили повода пошутить: «Наша основная головная боль — недостаток любви в сердце и неумение смотреть на человека с добром. Помните об этом, когда будете пить ту воду». Серьёзно так пошутили. И об этом мы помним, хоть воды из источника в храме святого Саввы в этот раз не довелось отведать. Нет, правда: как они туда добираются?

На Овчаре. Фото П. Давыдова

 

Введенский, Никольский, Сретенский, Благовещенский, Иоанно-Предтеченский, Свято-Троицкий, Успенский, Вознесенский, Ильинский монастыри — везде сейчас идут службы, везде с радостью принимают паломников. Мы заметили, что паломниками могут стать и, казалось бы, праздные верхогляды-туристы: побеседуют с иноками или инокинями несколько минут — и взгляд изменится, и речь спокойнее станет, и телефоны пищать-щёлкать прекратят.

Описывать красоту Овчара и Каблара в любое время года задача не из легких. У Пришвина, Паустовского или Чарушина точно бы получилось. Поднимаясь на эти горы, пусть и невеликие, убеждаешься в правоте М. В. Ломоносова: «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Своё величество, в другой — Свою волю. Первая — видимый этот мир, Им созданный, чтобы человек, видя огромность, красоту и стройность Его созданий, признал Божественное всемогущество… Вторая — Священное Писание. В ней показано Создателево благословение к нашему спасению». Удивительное место это ущелье, эта сербская Святая гора: тут начинаешь читать обе книги. Или буквы учить для их чтения. Хороший такой сербский «букварь» получился. Не зря мы съездили в Сербию.

Читайте предыдущие заметки Петра Давыдова о Балканах:

Путешествие на Балканы: в поисках светлячков и спокойствия

Балканские заметки: боснийские бегемоты и лучший способ жить в мире

Балканские заметки: особенности черногорских дорог и гостеприимства

Балканские заметки: в «калашном ряду» Черногории

Балканские заметки: над облаками, выше птиц

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline