Иванов: Холодное лето 2020-го — ждать беды?

То, что происходит сегодня на коронавирусном фронте, напоминает события, казалось бы, бесконечно далёкие от нынешних — и в пространстве, и во времени. И тем не менее навязчивая ассоциация с амнистией в СССР середины прошлого века, которая привела к разгулу преступности, не исчезает, пишет автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

992

Мы нежданно-негаданно оказались перед лицом неизвестно откуда свалившейся заразы «в лице» COVID-19, что в срочном порядке заставило ввести чрезвычайное положение, обусловленное пандемией. Действия властей были оправданными, потому что иначе инфекция грозила превратиться в катастрофу. Как это случилось, скажем, в тех же Швеции или США.

А счастье было так желанно…

Но вот показалось, что самое трудное уже позади и можно слегка ослабить вожжи. Хотя на самом деле так именно показалось, о чём свидетельствует хотя бы совсем свежий факт, когда во вторник, 2 июня, Департамент здоровья радостно отрапортовал: за истекшие сутки (то есть 1 июня) не выявлено НИ ОДНОГО случая заражения коронавирусом!

Вячеслав Иванов. Фото из личного архива.

Позже выяснилось, что чиновники, мягко формулируя, выдали желаемое за действительное, так как из взятых в тот день проб семь всё-таки оказались положительными. А уже на следующий день, 3 июня, таковыми были признаны 10 тестов, плюс один летальный исход.

То есть расслабляться, товарищи, ещё рано. Конечно, нынешние цифры не идут в сравнение с теми, что были в первые недели пандемии, но всё-таки до идеала пока далеко. Тем более что пока выход из «чрезвычайки» происходит ощутимо хаотичнее, чем был реализован вход.

Ограничения вводились фактически одновременно, под достаточно жёстким контролем. И даже если где-то, как говорится, «имели место отдельно взятые недоработки по строгости надзора», то бдительные граждане оперативно сигнализировали о таких случаях, обращая ни них внимание компетентных органов и прогрессивной общественности…

Холодное лето 2020-го

Подзаголовок этой главки навеян не только внешними признаками климатического характера, но и некоторой схожестью с приснопамятной амнистией 1953 года, по «мотивам» которой в 1987 году режиссёр Александр Прошкин снял нашумевший фильм в жанре боевика «Холодное лето пятьдесят третьего…».

В отличие от помилования, амнистия — это массовое, а потому зачастую плохо организованное, бессистемное освобождение значительной части заключённых к какой-то знаменательной дате или по другому значительному поводу.

«Ворошиловская» амнистия (подписавший указ о ней Клим Ворошилов был в то время Председателем Президиума Верховного Совета СССР, по сути «красным президентом» Страны Советов) коснулась 1,2 миллиона человек — почти половины из двух с половиной миллионов насельников архипелага ГУЛАГ.

Оставим в стороне мотивы, которыми руководствовались, предпринимая этот шаг, соратники и наследники величайшего вождя и учителя всех времён и народов, только что безвременно (?) покинувшего сей бренный мир. Нам сейчас важнее те результаты, к которым он привёл.

Страна и без того истощена недавно закончившейся, самой страшной в её истории, войной и бесконечной охотой на ведьм (сменявшие друг друга как в калейдоскопе «Ленинградское дело», «Дело врачей-убийц», борьба с космополитизмом, «Авиационное дело», «Трофейное дело» и др.). По этой причине общество было не в состоянии адаптировать к нормальной жизни такое количество вышедших на свободу зэков, среди которых оказалось огромное число рецидивистов — воров, насильников и даже убийц.

Скачкообразный всплеск преступности в конце концов заставил власти ввести в отдельных регионах военное положение и использовать для борьбы с бандитизмом части регулярной армии.

…Такие вот ассоциации возникли в связи с «постепенным снятием ограничений» постпандемического периода. Конечно, я сгущаю краски. И, конечно же, сам вирус менее страшен, чем уголовники, почуявшие безнаказанность. Но в данном случае поведение амнистированных больше характерно для нас самих — нормальных и, в общем-то, вполне законопослушных граждан.

Стоило только ослабить жёсткие требования, введённые при объявлении ЧП, как абсолютное большинство населения пустилось во все тяжкие. И хотя власти по-прежнему не устают призывать к соблюдению социальных норм поведения, но про маски, одноразовые перчатки, правило «2+2» практически забыто.

Это в четверг разразилась непогода, а до этого истосковавшиеся по воле горожане толпами ринулись на природу — на шашлыки, на барбекю, на пляжи и так далее.

По-человечески понятно: надоело дышать через марлю и мыть руки каждую минуту. Даёшь амнистию!

Но, хотя некоторые исследователи утверждают, что ослабление ограничений не привело к росту заболеваемости, но это ПОКА не привело, а чтобы делать далеко идущие выводы, времени прошло слишком мало. Тогда как публикуемые в СМИ источники то и дело указывают: заражение произошло в семье; региональная вспышка случилась после коллективно проведённого праздника; N человек были инфицированы на работе…

А больше всего хочется, чтобы через месяц кто-нибудь сказал мне: «Ну вот, видишь, заболевших уже почти совсем нет, так что зря ты порол горячку!». Вы не представляете, насколько я буду рад ТАК ошибиться.

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline