Иванов: Как отличить мужчину от женщины?

Если "геи сбегут в Швецию", а в Конституцию Эстонии будет вписано определение брака исключительно как союза между одним мужчиной и одной женщиной, то как можно будет определить: кого считать мужчиной, а кого — женщиной, пишет автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

747

Судя по всему, Хельме-отцу надоело унылое однообразие политического ландшафта Эстонии последних месяцев. Всё одно и то же: коронавирус, он же COVID-19, да время от времени (тоже мне — разнообразие!) пандемия. Почтенная публика заскучала, надо как-то её расшевелить…

Расшевеливание прошло успешно. Не успело, образно говоря, стихнуть эхо после выхода в эфир и в интернет интервью корреспондента Deutsche Welle с экс-председателем партии EKRE (Хельме заявил в интервью, что пусть геи бегут в Швецию, там  на них смотрят более вежливо, в то время как сам Хельме смотрит на них недружелюбно — Ред.), а ныне главой МВД Эстонии, как на нашей внутриполитической лужайке разразился вполне себе нешуточный скандал. Чего, собственно, Хельме и добивался…

Коалиция и теперь живее всех живых!

Помнится, весной прошлого года кто только ни пророчил скорой кончины для коалиции, создаваемой по принципу «жёлтое с кислым и круглым». Каюсь, так казалось и мне. Уж очень экзотично выглядели переговоры голубя-миротворца Юри Ратаса, чрезвычайно озабоченного вопросом, как сохранить под своим седалищем кресло главы правительства, лишь незадолго до этого занятое им в результате сложной многоходовой интриги, и воинствующего национал-консерватора, борца за базовые ценности и духовные скрепы Марта Хельме. О «примкнувшем к ним» Хелир-Валдоре Сеэдере (партия Isamaa — Ред.) разговора нет: он бы примкнул к любому, кто бы только поманил…

Со временем выяснилось, что самые прочные браки — это не те, которые по взаимной большой и чистой любви, а те, которые строго по расчёту. Желательно тоже обоюдному. Но это уж как получится. Главное — чтобы как минимум у одного из членов «первичной ячейки общества» (по Марксу) было достаточно сильное желание сохранить этот брак, во что бы то ни стало. Таковое желание имеет место в описываемой ситуации, опять-таки, по крайней мере у одного из трёх союзников по коалиции. А именно — у нынешнего премьер-министра, готового ради занимаемого поста заключить союз хоть с чёртом лысым*.

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас, министр внутренних дел Март Хельме и министр финансов Мартин Хельме (справа налево). Фото: facebook.com/keskerakonna

 

Здесь, впрочем, уточнить надобно, что мы имеем в виду, говоря о браке. В данном, уж извините, контексте речь идёт о действующей коалиции.

Однако сравнение её с браком вырвалось у нас не случайно, поскольку весь сыр-бор разгорелся как раз из-за толкования брака уже в строго матримониальном смысле слова, то есть именно как той самой первичной ячейки. Поскольку EKRE в лице своего отца-основателя категорически настаивает на том, чтобы в Основной закон Эстонской Республики было бы чёрным по белому внесена незыблемая формулировка: брак — это союз между одной женщиной и одним мужчиной. Ради этого, то есть чтобы категорически и начисто исключить из социально-политического обихода в Эстонии саму возможность просто подумать о законности однополых браков, и затевается нацконсерваторами референдум, который обойдётся налогоплательщику примерно в два миллиона евро; ради этого костьми готовы лечь соратники семейного подряда «Два-Хельме-два».

Уточнение к пояснению о пояснении

В принципе, теоретически можно рассматривать предложение об именно такой трактовке определения брака как семейного союза. Но тогда возникает законный вопрос: а как убедиться в том, что союз хотят заключить именно одна женщина и один мужчина? Ну, с числительными более-менее можно как-то разобраться. А вот с подлежащими…

То есть придётся вносить пояснение, что перед заключением брака брачующиеся должны будут пройти освидетельствование на предмет их принадлежности к упомянутым гендерным группам. А такое пояснение логически влечёт за собой необходимость в пояснении к пояснению: кого можно считать мужчиной, а кого — женщиной. Значит, в Конституции должно быть строго законодательно зафиксировано, что мужчина — это человеческая особь, имеющая первичные половые признаки в виде…ну, сами понимаете, чего. То же самое, но с соответственными уточнениями, касается и женщин. Желательно наличие иллюстраций — хотя бы схематичных…

Абсурд? Но когда-то абсурдным казалось требование измерять черепную коробку особым циркулем, чтобы определить принадлежность гражданина к правильной расе. Потому это стало законом. Чем такие метрологические забавы закончились, мир хорошо помнит…

Март Хельме упирает на то, что он формально не требовал никого высылать из страны или притеснять в правах каким-либо иным способом. Но здесь опять-таки уточнение требуется: пока не требовал. А любой путь начинается с первого шага. Хотя бы с формулировки понятия семьи и брака…

*По итогам выборов в эстонский парламент в марте 2019 года, большинство голосов набрала Партия реформ. Однако председатель Центристской партии Юри Ратас, который и на тот момент возглавлял правительство — в коалиции центристов с Социал-демократической партией и Isamaa («Отечество») — сумел договориться с национал-консерваторами EKRE и оставить реформистов (а также выбывших из коалиции соцдемов) в оппозиции.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Социал-демократы: Юри Ратас должен сказать нет референдуму ненависти

Вопреки фобиям — как EKRE становится «партией женщин»

Национал-консерваторы возмущаются: почему Эстония упрощает доступность операций по смене пола

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline