Воскресный антидепрессант Любиной: Дорога жизни и бетон

О том, как блокадная Дорога жизни может примирить со словом «коллаборация», пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

1 316

Тема блокады Ленинграда 1941—1944 гг. в той или иной степени коснулась очень и очень многих, включая советских граждан из Эстонии. Много беженцев и мобилизованных эстонцев пришло в город с июля по август 1941 года. Кто-то попал по суше, многие — в ходе эвакуации основных сил Балтийского флота и войск 10-го стрелкового корпуса из Таллинна в Кронштадт в конце августа 1941 года (Таллиннский прорыв). Мобилизованные граждане в дальнейшем составили основу эстонского стрелкового корпуса РККА. В их рядах, кстати, служил Георг Карлович Отс.

Мою семью блокада затронула по линии деда, который часть блокады провёл в осаждённом городе. Поэтому я по сей день стараюсь по максимуму посещать блокадные музеи и быть в курсе мероприятий, посвящённых блокадной тематике. Закономерно, что в этот вторник в силу принадлежности к двум уважаемым организациям я стала участником инициированной ими встречи «Дорога жизни и бетон». Организаторы — Гильдия журналистов, работающих в сфере архитектуры, строительства и сохранения культурного наследия Союза журналистов СПб и Ленобласти и Петербургский союз строительных организаций «Союзпетрострой». Встречу посвятили сразу двум юбилейным датам: 80-летию Дороги жизни и 60-летию Экспериментального завода.

Сергей Ярошецкий — председатель Гильдии журналистов, работающих в сфере архитектуры и строительства объектов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Фото Геннадия Нестерова

 

Генеральный директор Союзпетростроя, блокадник и кавалер знака «За заслуги перед Санкт-Петербургом» Лев Каплан

 

Взаимодействие журналистов и строителей навело меня на весьма интересные мысли. Начну с того, я очень не люблю заимствования и «импортные» слова в русском языке. Три года назад для меня стало откровением, когда я узнала, насколько верен мой вывод о том, что лучше всех «блюдут» чистоту родного и могучего журналисты, проживающие за пределами России. И за это я в первую очередь благодарна редактору Tribuna.ee Родиону Денисову и его заместителю по журналу «Красивая жизнь», выпускнице МГИМО с красным дипломом, любимой ученице Д. Э. Розенталя Татьяне Бармаковой. В этом году я вновь сделала подобные выводы, пока ехала на курсы повышения квалификации РАНХиГС, а спустя два часа услышала этот довод из уст одного из профессоров: лучше всех «блюдут» чистоту русского языка русскоязычные журналисты за рубежом.

Я же, всю свою жизнь проживая на территории России, очень осторожно подхожу к использованию в текстах «импортных» слов. А тут, подбирая термин, чтобы одним словом описать полезность от проведённого мероприятия, мне на ум пришло иноземное слово «коллаборация».

Фото П. Котова

 

Моё субъективное мнение: зачастую профессионалы в какой-либо сфере деятельности разговаривают пусть и по-русски, но малопонятно для людей несведущих, этакий «язык для своих». Когда же в одном месте для диалога собираются специалисты разных сфер деятельности, да ещё и в компании людей пытливых, но «со стороны», то все стараются говорить понятно. А за счёт того, что
затрагиваются разные стороны одной медали, качество информации на выходе гораздо выше.

Например, про Дорогу жизни и её значение для блокадного Ленинграда в той или иной степени слышали все, поэтому вполне в состоянии с большим или меньшим количеством деталей пересказать события тех дней. А вот доходчиво, без строительных и технологических деталей описать конструктив памятников, поведать историю их создания, объяснить стойкость конструкций и описать опасность их переделки без проведения необходимого обследования — задача непростая.

Монументы Дороги жизни, изготовленные на Экспериментальном заводе. Фото Татьяны Любиной

 

Нам об этом в красках и со множеством деталей поведал директор Экспериментального завода, образованного в 1961 году в системе Главленинградстроя, на котором в своё время были изготовлены все железобетонные монументы и километровые столбы-обелиски на Дороге жизни. И стоят они по сей день благодаря уникальному качеству, испортить которое не удалось даже усилиям некоторых особо ретивых чиновников, которыми так богаты наши земли.

Кстати, помимо мемориалов Дороги жизни авторству Экспериментального завода принадлежит монумент героическим защитникам Ленинграда на Московском проспекте. Экспериментальный завод проектировал оболочки станций двух линий Ленинградского метрополитена (наглядный пример — станция «Политехническая»), БКЗ Октябрьский, Дворец спорта «Юбилейный», ныне снесённый СКК, Ледовый дворец спорта, жилые дома у гостиницы «Прибалтийская», фондохранилище Государственного Эрмитажа и т. д. и т. п. Работая над каждым из объектов, он сотрудничал с ведущими архитекторами советского времени. Отсюда и качество бетона, и долговечность конструкций.

Директор Экспериментального завода Валерий Стерин рассказывает об истории создания объектов завода. Фото Геннадия Нестерова

 

На встрече я оказалась в высокой компании старейшего и многоуважаемого строителя России, председателя наблюдательного совета Экспериментального завода, директора Музейно-мемориального комплекса «Дорога жизни», участников движения «Вечно живые», трёх членов Всемирного клуба петербуржцев. А ещё были подключения в лице чрезвычайного и полномочного
посла России и директора Мемориального музея обороны и блокады Ленинграда. Привожу статусы не хвастовства ради, а чтобы подчеркнуть, насколько тема блокады продолжает быть близка
петербуржцам разных поколений и сфер жизни. Каждый говорил о блокаде и о Дороге жизни, опираясь на собственные воспоминания и профессиональные компетенции. И каждый в результате за три часа узнал для себя что-то новое, а заодно и договорился о взаимодействии в смежных областях.

Блокадный музей. Фото Татьяны Любиной

 

Мои мысли по итогам встречи

И горожане, и туристы в курсе, что в городе функционирует Мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда. Но многие петербуржцы не в курсе той грандиозной реконструкции, которая была проведена в блокадном музее в 2019 году и о его нынешнем интерактивном наполнении. На по-прежнему небольшой площади — что-то около 450 кв. м — теперь сосредоточено огромное количество экспонатов, с пользой использован каждый сантиметр пола, стен и потолка. На мой взгляд, блокадный музей сейчас — один из наиболее современных в городе.

Экспонаты Блокадного музея. Фото Татьяны Любиной

 

«Дорога жизни» насчитывает семь монументов, 46 памятных столбов вдоль шоссе и 56 — вдоль железной дороги. Все они объединены в Зелёный пояс Славы, и чтобы объехать его, потребуется не одна неделя. Тем не менее все памятники можно осмотреть, не сходя с одного места при помощи очков виртуальной реальности. Для этого достаточно доехать до «Дома авиаторов» (музей во Всеволожске, входящий в состав музейно-мемориального комплекса «Дорога жизни»). Как говорят сами музейщики, «виртуальные» очки — технология, которая нужна, чтобы рассказать о мемориале самой «продвинутой» аудитории — детям.

Несмотря на то, что события страшных 900 дней всё дальше и дальше от нас, до сих пор существуют малоизвестные и малоизученные страницы блокадной истории. Недаром рассказ о новой книге Владимира Дервенёва «Город верит» вызвал живой интерес у нас, у собравшихся. А больше всего вопросов о содержании было как раз у тех, кто сам воочию видел те события.

Книги книгами, но пока живы очевидцы тех событий, нужно пользоваться любой возможностью, чтобы узнавать о событиях тех страшных 900 дней и ночей из их уст, а самое главное — узнавать о том, как им удалось выжить.

Долго не расходились… Фото Геннадия Нестерова

 

Расходиться по итогу не хотел никто, поэтому весьма вероятно, что подобные встречи, инициированные Гильдией и Всемирным клубом петербуржцев, станут доброй традицией.

Читайте по теме:

Слово «блокада» стало спутником всей их жизни

Посольство РФ: Блокаду Ленинграда забывать нельзя

22 июня, у Бронзового солдата — почему и в Эстонии не забывают о войне

1 комментарий
  1. […] О том, чем запомнилось мероприятие и на какие мысли натолкнуло — в моём материале: https://tribuna.ee/tribuna/russia/doroga-zhizni-beton-lubina/ […]

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline