Воскресный антидепрессант Любиной: Жизнь после Сбербанка

О том, есть ли жизнь «после», как себя вести, когда весь мир идёт под откос, и как себя найти бывшему банкиру, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

616

Месяц назад я написала подробный рассказ о многолетней работе в Сбербанке и подробностях своего увольнения. Одна из причин, почему я решилась опубликовать собственные переживания, — возможность перенаправить человека по ссылке, а не пересказывать историю своей жизни из раза в раз и, соответственно, заново её переживать. Жизнь уже показала правоту сего подхода: неделю назад меня вновь спросили о сберовском прошлом. Так вот, отвечая и перенаправляя, я поймала себя на мысли, что какие-то детали уже ускользают из памяти. Такая вот особенность человеческого мозга, моего уж точно. А ведь до того «антидепрессанта» я рассказывала об этом не раз и не два. И даже не десять.

Теперь пришла пора поделиться тем, какой стала моя жизнь после увольнения, как я адаптировалась и стала писать. Причины те же, что и месяц назад: вместо пересказа в будущем вновь буду отсылать к ссылке уже на этот текст. Кто-то из читателей и тут обнаружит что-то для себя полезное, ну а кто-то убедится, что время от времени полезно расставаться со старьём, ибо на его месте обязательно появляется новое, чистое и свежее. Ума не приложу, почему опыт змеи, регулярно меняющей шкуру, не является достойным примером. Возможно, змеюка слишком скромна или неразговорчива.

О жизни «до» я рассказала, теперь — о жизни «после».

Фото из личного архива Т. Любиной

 

Начну со страха и растерянности. Я увольнялась «в никуда», не имея другой специальности, кроме банковского служащего и руководителя. Не имея ни малейшего представления, чем я ещё могу заниматься, кроме как ходить на работу, ремонтировать банки, писать отчёты и заставлять работать других. Личная жизнь на тот момент у меня также отсутствовала, поэтому на чью бы то ни было поддержку мне рассчитывать не приходилось. Родители узнали, что дочь уже не работает в Сбербанке, только полтора или два года спустя после ухода оттуда.

Я уже не раз писала, как раз пять переносила визит в службу по работе с персоналом. Но тогда у меня были друзья и коллеги, которым я многократно названивала, жалуясь и обсуждая предстоящее увольнение. После ухода я стала стесняться, мне казалось, что звонками я демонстрирую собственную ущербность. Как могла я оттягивала переход в ту, в другую жизнь, о которой не имела ни малейшего представления.

Справедливости ради замечу, что последние два месяца перед увольнением я уже не ходила на работу. Но внезапно появившееся время я в основном тратила на сетования, переживания и медицинские обследования: с увольнением я лишалась оплаченной банком страховки, поэтому постаралась по максимуму пройти врачей и подправить даже малейшие недуги. А тут времени стало не просто много, в моём распоряжении нарисовались те самые пресловутые 24 часа в сутки, о которых предыдущие годы я только грезила. Возможно, что со стороны я выглядела глупо: вместо того, чтобы искать себе новое место работы, я создавала вокруг себя имитацию бурной деятельности, а по сути ничего не делала.

Фото из личного архива Т. Любиной

 

Понимая, что после наступления часа икс мне будет ещё страшнее, а панический страх никого до добра не доводил, я продумала для себя план собственной жизни на ближайшие месяцы. После того, как я забрала документы и провела в дуракавалянии выходные, приступила к его исполнению — с понедельника:

  • Понимая, что мне понадобятся отдых и время, чтобы привести мысли в порядок, я отвела себе на это полгода.
  • Жёстко распланировала для себя бюджет на предстоящие месяцы ничегонеделания. Вплоть до того, что на это время я полностью отказалась от пользования банковскими картами. Везде расплачиваясь наличными, я контролировала расходование средств и могла всегда остановиться.
  • Купила самый большой планинг, который нашла в канцелярском магазине, и приготовила разноцветные маркеры.
  • В первые дни безработной жизни заполнила строчки планинга делами. Стояла задача сделать так, чтобы за день набирался от силы час безделья или времени на непредвиденные обстоятельства, пробки, опоздания. Подъём и отход ко сну также были «воткнуты» в жёсткий режим. Маркеры понадобились, чтобы выделять занятия, относящиеся к разным областям: спорт, развлечения, обучение, чтение, отдых, домашние дела. После того, как какое-то дело заканчивалось, оно вычёркивалось.
  • Дела планировались с таким расчётом, чтобы как можно больше времени проводить вне дома. На тот момент дом ассоциировался с выходными днями и отдыхом, поэтому мысль о том, чтобы дома не только спать, принимать ванну или смотреть сериал, но и работать, либо не приходила в голову, либо вызывала ужас. Поэтому училась я или что-то читала за пределами любимых стен. Благо в 800 метрах открыли новенькую библиотеку с оборудованным по последнему слову компьютерным классом.

Самое интересное, что во времена Сбера я всячески противилась какому бы то ни было планированию и составлению календарей. Это такие же планинги, но в сетевом масштабе, включающие не только персональную, но и коллективную занятость. А в личной жизни не только взяла такой подход на вооружение, но и вовсю практикую и по сей день. Разве что цветными маркерами меньше пользуюсь.

Фото из личного архива Т. Любиной

 

  • Раз в неделю подводила итоги недели уходящей, выбирая не менее десяти достижений, позитивных впечатлений.
  • В дополнение к посещениям фитнес-зала подобрала себе дополнительную нагрузку, исполнив давнюю мечту — занятия аэройогой. Потом в течение года я каталась из Невского района на Петроградку к семи часам утра 3-4 раза в неделю. Одно это заставляло ощущать себя героиней собственного романа. Усмешка судьбы: год назад студию аэройоги открыли в соседнем здании. Я сходила пять раз и бросила: когда привык к премиум-классу, довольствоваться посредственным уровнем уже сложновато.
  • Из-за непонимания, чем мне придётся заниматься в будущем, я записалась в районную библиотеку и подобрала себе несколько обучающих курсов. К сожалению, не все были даже начаты на интуитивном уровне я теряла интерес, ещё не приступив к обучению. Зато одно из занятий «выстрелило» с неожиданным эффектом. Им оказался копирайтинг.
  • Создала себе ритуал. Мне было нужно что-то такое, что гарантированно создаст мне несколько счастливых и спокойных минут в день, принадлежавших исключительно мне. Привычка и традиция «нарисовались» весьма споро: чашка кофе и пирожное после утренней аэройоги. Занятие заканчивалось в полдевятого, я переодевалась, шла в кафе напротив, проводила там полчаса, а то и минут 50, после чего ехала домой или по делам.
  • Перестала жаловаться и до минимума сократила общение, влекущее за собой обсуждение моей участи. Я вовремя поняла, что кроме излишней нервотрёпки ничем хорошим подобные контакты мне не грозят. А настойчивость друзей и бывших коллег объяснялась отнюдь не обеспокоенностью за мою судьбу, а элементарным любопытством.
  • Жесточайшее следование планам, самоотчёт и понимание того, что в ближайшее время надо радоваться малому, не ожидая грандиозных прорывов на ровном месте.

Пока я училась копирайтингу, раздумывала, не пойти ли мне на госслужбу или не вернуться ли в банковскую сферу. К счастью, с госслужбой у меня не сложилось: достойно написав тесты, я с треском провалила собеседование перед смольнинскими мужами. Чему, кстати, несказанно рада была уже в день провала: в моём случае такая работа была бы сопоставима с переходом из огня да в полымя. Если кому интересно, то собеседование представляло собой формат «вопрос-ответ», но не на логику, наличие абстрактного мышления или умение сопоставлять факты. Нужно было демонстрировать абсолютное знание двух десятков нормативных документов и выдавать цитаты на каждый из вопросов. Причем вопросы задавали учёные мужи и дамы, сидевшие вокруг стола, по сравнению с которым круглый стол короля Артура всё равно что журнальный столик в хрущёвке против обеденного стола императрицы Елизаветы Петровны.

В банк «сдаваться» я так и не надумала, но, составив после дорогущей консультации на профпригодность резюме на пять страниц, я внезапно удивилась, как много, оказывается, я всего умею и успела. Для подорванной месяцами самооценки это оказалось нектаром на душу. Небольшой секрет для тех, кто любит читать, и кому не хочется тратить деньги и время на консультации: собственные достижения надо перечислять не абстрактно, а оперируя числами и фактами. Например, мой любимый факт, подтверждённый документально: за годы работы в банке я открыла «под ключ» более 200 офисов. «Более», потому что после 201-го мне надоело считать, и я забросила это бесперспективное занятие. Но если поискать, я найду то самое резюме, в котором перечислены и все офисы, и прочие достижения.

Фото из личного архива Т. Любиной

 

Будет ложью, если скажу, что одиннадцати пунктов, пусть и моих, хватило, чтобы выжить и не начать истерить. Не раз и не два я раздумывала: а не пойти ли мне поработать администратором в салон красоты или кому-бы-ещё-позвонить, чтобы меня взяли на работу хоть кем-нибудь. Но как-то не получалось у меня составить резюме, достойное управительницы, пусть и на один день, салона красоты. Если честно, то этот факт я расцениваю, как свой откровенный косяк. Испытывая ныне недостаток в регламентированном общении (не путать с дозированным), я упустила так вакансию приёмщицы ремонта зонтов на полдня в неделю напротив метро Петроградская. Такое место, эх…

В таком режиме я вполне сносно просуществовала три месяца. Возможно, что держалась на характере и том самом режиме, что так тщательно для себя выстроила. А ведь ноябрь и декабрь в Петербурге даже самых благодушных людей делают нервными и асоциальными.

И вот в новогоднюю ночь состоялось одно из судьбоносных знакомств, перевернувших мою жизнь. Будучи на тот период женщиной одинокой, я предпочитала времяпрепровождение с друзьями по одиночеству. Мысль обзавестись новой пижамой и не иметь никаких излишних контактов в течение двух-трёх дней ни разу не посещала мою голову. Поэтому в переломный год между увольнением и новой жизнью я оказалась бы одна, если бы не Клуб…

Читайте по теме:

Воскресный антидепрессант Любиной: Тайны Сбербанка, или как выжить при властных начальниках

Воскресный антидепрессант Любиной: Тайны Сбербанка-2

Воскресный антидепрессант Любиной: Тайны Сбербанка — проект новогодний

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline