Эстонское стекло — как завод «Тарбеклаас» получил признание в Советском Союзе

Если в первые годы Эстонской Республики местные стеклоделы постепенно завоёвывали внутренний и европейский рынок, то в составе СССР завод «Тарбеклаас» стал одним из лучших в своей отрасли, получив признание как внутри страны, так и за её пределами. О том, как завод восстанавливался в послевоенные годы, а затем, набирая мощь и уважение партнёров, пришёл к успеху, а также о работе эстонских дизайнеров по стеклу, рассказывает в своей публикации автор портала Tribuna.ee Дмитрий ЦЕХАНОВСКИЙ.

691

Почти сразу после ухода немецких войск с территории Эстонии — в 1944 году — на заводе «Тарбеклаас» начались восстановительные работы, которые продолжались около семи месяцев. Постепенно возвращались с фронта работники, ремонтировались здания, восстанавливались повреждённые стекольные ванны. Механизация в первые послевоенные годы была очень невысока, даже уголь часто приходилось загружать в стекольные печи вручную. Однако уже к концу 1945 года число работников завода составляло 282 человека, которые произвели за год изделий примерно на 700 000 рублей. В те годы было не до изящной продукции. Первично на заводе восстановили производство бутылок, баллонов, банок, а также стекла для ламп.

Почти сразу — трудовой подвиг

С 1946 года стартовал пятилетний переходный период, когда на предприятии стали поэтапно появляться новые агрегаты, позволившие увеличить автоматизацию процессов, что в свою очередь сказалось и на производительности труда. Уже к концу 1948 года удалось выйти на значительно более серьёзные цифры: «Тарбеклаас» выпустил около миллиона бутылок, 900 000 элементов стеклянной посуды и отдельно 800 000 чайных стаканов. В 1946-48 годах годовой план был выполнен на 102-103%, что вполне можно назвать трудовым подвигом всего предприятия.

Ещё до 1950 года «тарбеклаасовцы» смогли восстановить и работу части печей для хрусталя. В дальнейшем, помимо традиционного развития через приобретение нового оборудования и освоение новых технологий, в дело вступили местные рационализаторы. Они перенастраивали оборудование и удачно экспериментировали, добиваясь различных видов экономии. Всё это позволило уменьшить потери стекла при производстве, а также сделать его более качественным, постепенно завоёвывая славу одного из лучших стекольных заводов Советского Союза. Подтверждением признания завода на общесоюзном уровне стал заказ на хрустальные светильники для строившегося в Москве главного здания МГУ на Воробьёвых горах, который был успешно выполнен.

Завод «Тарбеклаас» в советские годы частично сохранил довоенный персонал. В коллективе остались те работники, которые осваивали профессию ещё под руководством Лорупа. Ведь зарплата мастера, а порой и квалифицированного рабочего, в годы первой Эстонской Республики порой приближалась к уровню доходов министра, составляя вместе с премиальными около трёхсот крон в месяц. Однако и требования к качеству у Лорупа были очень высокими. Мельчайшая погрешность приводила к тому, что забракованное изделие отправлялось на чердачный склад, прозванный работниками «Лоруповым кладбищем».

Брак, который стал эксклюзивом

В послевоенные годы работники часто вспоминали требовательность Йоханнеса Лорупа добрым словом. Ведь качество «чердачного брака» тех времён было таково, что его использовали в качестве образцов при изготовлении эксклюзивной продукции, получившей название «подарочная». Со времён Лорупа долгое время на производстве сохранялись и весьма причудливые традиции. Самой колоритной из них, пожалуй, были «похороны» амортизированных печей. Перед демонтажем в них сжигалось чучело с бутылью в руке, именуемое «нерадивым стекольщиком». Последний раз с печью попрощались подобным образом в 1960-х годах.

В цехах завода «Тарбеклаас». Коллаж Дмитрий Цехановского из фотографий книги «Tarbeklaas»

 

К 1960 году число работников «Тарбеклааса» достигло 598 человек. Производительность труда по сравнению с послевоенными годами существенно выросла. Постепенно выводились из эксплуатации старые газогенераторные печи, что улучшало условия труда рабочих. В ГДР было закуплено новое стеклодувное оборудование, которое дополнили произведёнными в Тарту агрегатами. На стекольном заводе и техникуме при нём в городе Чудово (Ленинградская область) прошли курсы повышения квалификации пять инженеров. Вскоре появились и новые поставщики. Теперь сырьё для производства стекла поступало также из Харьковской области, где закупался высококачественный кварцевый песок, с Донбасса и Польши, откуда привозилась кальцинированная сода, а также из Белгорода, где получали мел.

Вплоть до 1980-х годов, когда начался развал Советского Союза, предприятие развивалось поступательно, постепенно увеличивая ассортимент продукции и улучшая уровень жизни работников. В 1982 году на «Тарбеклаасе» работало 729 человек, а продукции было произведено на 4,1 миллиона рублей. Далее прогнозировался стабильный рост по всем показателям, но в историю завода вмешалась геополитика — распался Советский Союз.

История завода «Тарбеклаас» в цифрах. Графики из книги «Tarbeklaas»

 

Немного об эстонском стекольном дизайне

В послевоенной советской Прибалтике сформировалось два основных центра художественной обработки стекла — эстонский завод «Тарбеклаас» и объединение «Латвияс стиклс», в которое вошли бывший Ильгюциемский завод и Рижский завод тарного стекла. Работы художников этих заводов имеют много общего, что позволяет экспертам рассматривать их вместе, но при этом лидером считалось всё-таки эстонское стекло, ставшее более популярным — как на территории СССР, так и за рубежом. Кроме того, только продукция «Тарбеклааса» была удостоена легендарного советского «Знака качества» — как минимум семь видов изделий получили столь высокую оценку.

В целом эстонское стекло представляет собой самостоятельное явление в искусстве сначала советской республики, а теперь независимой страны. Одним из тех, кто внёс большой вклад в развитие его культурной составляющей, стал профессор Макс Роосма (1909-1970). Он получил художественное образование в Государственной школе искусств Латвии, окончив в 1936 году графическое её отделение, а через два года — дополнив дипломом отделения гравировки хрусталя. После практики на стекольном производстве в чешском Новом Боре и преподавания там же в школе художественной обработки стекла, Роосма стал работать в Эстонии. В послевоенные годы он руководил отделением художественной обработки стекла в Таллиннском художественном училище, а затем преподавал в Государственном художественном институте Эстонской ССР. Многие известные эстонские художники стекла были учениками Роосма. Его воспитанники работали не только на «Тарбеклаасе», но и на стекольных производствах Ленинграда, а также в других городах Советского Союза.

Собственные произведения Роосма в основном были сюжетно-декоративными. Они выполнены в технике матовой гравировки. Эксперты считают, что они тонки и графичны по рисунку, но при этом немного суховаты, особенно в сравнении с гравировкой владимирской школы. Любопытны искания Роосма в области получения иллюзии глубины и пространства в пейзажах, выгравированных на кривых поверхностях сосудов, например, в вазе «Идиллия с острова Муху». Произведения Роосма по своей технике и утончённости, а также по тщательности исполнения и характеру изображения продолжают традиции знаменитого чешского барочного стекла XVII века. Они ценны как образцы большого искусства и, в частности, тонкой и изящной графики на стекле. Роосма привил своим воспитанникам любовь к изобразительному декору и передал им многие «секреты» техники гравировки на стекле. Семена, посеянные им, взошли позже, даже не столько в самой Эстонии, сколько в России и Беларуси, где на некоторых заводах техника гравировки возродилась именно усилиями учеников Роосма.

Художник, дизайнер и историк стекла Макс Роосма, а также его работы. Коллаж Дмитрий Цехановского

 

Эксперты отмечают, что в декоративном стекле эстонских художников советского времени чувствуется влияние модерна начала XX века. Особенно — модного стиля «сецессии», который вновь завоёвывает в последнее время западноевропейское декоративное искусство. При этом характерная для эстонского стекла цветовая гамма в изделиях «Тарбеклааса» выглядит отнюдь не прибалтийской, а напоминающей излюбленные блеклые зеленовато-лиловые и бледно-фиолетовые тона стекла эпохи того самого модерна.

Часто дизайнеры «Тарбеклааса» использовали «тиходутые» формы, имеющие также типичную для модерна полуматовую и шероховатую фактуру. В первую очередь это видно в вазах, производившихся сначала на фабрике Лорупа, а затем и на «Тарбеклаасе». Порой заводские дизайнеры проводили смелые эксперименты в поисках новых форм ваз и подсвечников, что позволят говорить об особом стиле таллиннского завода. Возможно, именно этот особый стиль, как и успешная работа отдела сбыта, позволили таллиннскому стеклу стать одним из самых любимых среди жителей СССР.

Массовое — не значит убогое

Особенно выделяется историками тот факт, что даже продукция «Тарбеклааса», выпускаемая массовыми тиражами, отличалась исключительной чистотой исполнения и высоким качеством стекла. Её отличал от изделий других советских стекольных фабрик особый размытый лёгкий акварельный цвет. Голубоватые, зеленоватые и коричнево-серые тона составляли одну из характерных цветовых особенностей эстонского стекла. Эти цвета навевали воспоминания о балтийских туманах, свинцово-серых морских просторах и светлой пелене дождя, столь специфичных для наших краёв.

В отличие от стекла, производимого на заводах в других союзных республиках,  на «Тарбеклаасе» часто использовали «закрытые» формы, то есть расширяющиеся к нижней части и сужающиеся к горлу. Часто заводские дизайнеры применяли и залив (утолщение на дне сосудов), придающий им устойчивость и зрительную солидность. Декоративное оформление наносилось либо алмазным колесом, либо по методу гравировки. Конструктивность формы оттенялась различными параллельными полосками, штрихами и ямками, располагавшимися в чётком ритме.

Продукция и работники завода «Тарбеклаас». Коллаж Дмитрия Цехановского

 

При этом большей частью использовался не изобразительный декор. Лишь изредка в изделиях, выпущенных на «Тарбеклаасе», встречаются мотивы, близкие к изображению звёзд, лучей, цветов или чешуи. Алмазная обработка часто не полировалась, а оставалась матовой, что придавало особый колорит тарбеклаасовской посуде. Кроме того, как отмечают нынешние эксперты, часто через ритмичный декор стекла можно было увидеть эстонский народный орнамент, что делало его ещё более самобытным.

Среди выдувных изделий довольно большую группу составляют стаканы, кружки и кубки сувенирного характера с рисунками выполненными декалькоманией. Особенно яркой получилась у заводских дизайнеров серия стаканов «Знаки Зодиака» с гротескно-юмористическими рисунками. Отмечается, что это было также данью моде, ведь в 80-х годах XX века подобные стаканы «с деколью» стали выпускаться в ряде стран, что сделало их даже предметами коллекционирования. При этом эстонские стаканы и кружки данной технологии по качеству стекла и рисунков нисколько не уступают произведённым за пределами СССР, а иногда и превосходят их.

Комплект стаканов «Тарбеклаас», изготовленный в экспортной упаковке. Фото: Facebook

 

На «Тарбеклаасе» производилось также небольшое количество товаров в технике «рифлёнки», то есть выдутых в рифлённую изнутри форму. Это был единственный в СССР завод, который выпускал подобные изделия промышленном тиражом с традиционным для эстонского стекла высоким качеством. Особняком стоит также цветное прессованное стекло «Тарбеклааса» — пивные кружки, различные салатницы, сухарницы, конфетницы, подсвечники и другие изделия.

«Тарбеклаас» не забыт

Основанное Лорупом и выведенное в массы заводом «Тарбеклаас» стекольное производство смогло пережить и развал Советского Союза. Правда, после вложений шведского капитала оно сменило своё советское название на Glasstone. Сменился и профиль выпускаемой продукции: в конце XX века и в начале XXI века предприятие специализировалось на копиях стеклянной посуды XVII века. Рекламный буклет 1990-х годов уверял, что посуда эта в точности повторяет ту, которую выпускала основанная в 1628 году на острове Хийумаа первая стекольная мануфактура на территории нынешней Эстонии. Однако примерно в 2008 году и это производство прекратилось. В настоящее время число работников сократилось до одного, но по-прежнему работает магазин по адресу улица Марати, 14.

Стеклянные изделия теперь уже Glasstone. Фото: glasstone.com

 

Продукция «Tарбеклааса» по-прежнему радует глаз жителей бывшего Советского Союза — от Калининграда до Кустаная и от Мурманска до Кушки. Во многих домах Эстонии и в музеях страны сохранилась также и посуда фабрики Лорупа, а коллекционеры всего мира продолжают приобретать друг у друга лучшие авторские работы эстонских стекольщиков. Ведь если качественную стеклянную вазу, пепельницу, фужер, бокал или даже пивную кружку беречь и не ронять, то они не портятся. В отличие от экономики стран бывшего СССР, которую почти тридцать лет назад уронили так, что подняться до былого уровня очень непросто.

Первая часть публикации об истории эстонского стекла доступна по этой ссылке.

Вам могут быть интересны материалы о других предприятиях:

«О, Марат!» — французский революционер, «вышивший» славу эстонского трикотажа

«Промприбор» — история эстонского «королевства приборов»

Завод «Пунане РЭТ»: «Эстония», которая звучала на весь СССР

«Калев»: как легендарный эстонский «богатырь-кондитер» по-норвежски заговорил

Завод «Таллэкс» — как Эстония была центром экскаваторного мира

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline