Воскресный антидепрессант Любиной: Адмирал Крузенштерн — человек и проспект

О том, как закладной камень в морском порту превратился в проспект Крузенштерна и причём здесь канкан, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

837

Неделю назад углядела в новостях одну добрую, позитивную новость, к созданию которой я чуть-чуть имею отношение, и это вдвойне приятно. А вот и сама новость: «Рабочее движение по проспекту Крузенштерна открыли на год раньше срока».

Для большинства горожан это событие прошло незамеченным, что и понятно, — времена уж больно нынче неспокойные. Несмотря на его значимость для города.

У меня же есть особое личное отношение ко всему, что связано с проспектом Крузенштерна, включая цепь курьёзов и нестандартных личных впечатлений. А началось всё чинно и степенно — с открытия площади Крузенштерна в Таллинне, в гавани Ноблесснера 19 сентября 2014 года. Но меня тогда в этой истории ещё не было. Вернее, я была, но сидела себе в Сбербанке и воевала с дамой-дьяволом. А об Иване Фёдоровиче знала ровно столько, сколько написано в школьном учебнике, плюс рассказы дедушки во время городских прогулок, плюс цитата из кота Матроскина: «Адмирал Иван Фёдорович Крузенштерн, человек и пароход».

А вот к следующему событию по увековечиванию в топонимике имени Ивана Фёдоровича — уже в Петербурге — я оказалась причастной, хотя чуть на него и не опоздала. Дело было 27 июля 2018 года. В этот день устанавливался закладной камень проспекта Крузенштерна на Васильевском острове. «Организацией» камня занимался дорогой-любимый, из-за чего я и оказалась в самой гуще событий. На торжественную церемонию закладки проспекта съехались потомки знаменитого мореплавателя из семи стран мира, от России до Аргентины, включая главу объединённого рода Крузенштернов Ридера фон Крузенштерна из Баварии и его братьев из Берлина.

Проспект Крузенштерна начинался так! Фото автора

 

Закладка проспекта в Петербурге — мероприятие для города значимое. А после достройки проспект станет самым длинным на намывной территории Васильевского острова ― более шести километров. С 2020 года Санкт-Петербургский морской пассажирский порт «Морской фасад» уже числится по адресу проспект Крузенштерна, дом 18, что тоже символично. А теперь, с 15 октября 2021 года, запустили рабочее движение на участке длиной 900 метров, включая тротуары и выделенные велодорожки, от улиц с говорящими морскими названиями ― от Мичманской до Челюскина.

Но в 2018 году это все эти полосы и велодорожки пока ещё только вырисовывались в далёких планах, поэтому предстояла плотная по времени череда торжеств, первым в которой стоял выстрел из полуденной пушки Нарышкина бастиона Петропавловской крепости. Разумеется, меня на мероприятие пригласили ― ещё бы! Но вместо того, чтобы радоваться и штудировать имена гостей со знаменитой фамилией, я ходила чернее грозовой тучи. Дело в том, что мероприятия с проспектом по времени совпадали с проведением бизнес-регаты! До этого я однажды (давно) уже ходила под парусом — в качестве гостя. Но тогда это была комфортная, спокойная, ленивая прогулка: можно было сколько хочешь валяться на палубе, томно потягивая прохладительное. А тут соревнования! И вдруг проспект…

Новый проспект. Фото автора

 

Убедившись, что «соскочить» с открытия не удастся, я решила успеть везде, приняв на вооружение знаменитый общенациональный принцип: «и на ёлку влезть, и ничего важного не поцарапать». Но поцарапать всё-таки пришлось, ибо сложности начались уже с утра, то есть с наряда: принарядиться надо было как-то так, чтобы сойти за «свою» хотя бы издалека, но в обеих компаниях. Жара стояла неимоверная, поэтому украшать собой мир было решено в белом брючном льняном костюме. Имел место только один нюанс, который на тот момент, три года назад, был воспринят мной как данность, ― длинные брюки, рассчитанные на обувь на высоченном каблуке. Когда я покупала этот костюм, то в таком образе на работу и ходила. Тогда я искренне считала, что женщина-руководитель должна быть, помимо профессионализма, умна, эффектна и стильно одета. Сказывалась детская любовь к бондиане: пристрастившись к фильмам о суперагенте 007, в глубине души я мечтала быть красивее и умнее самой красивой и умной девушки Бонда.

В общем, на пресс-завтраке регаты я попивала шампанское в белоснежном льняном костюме и на 12-сантиметровых каблуках. Выглядела вполне себе органично, никого ногами и каблуками не удивив. Было это каких-то три с небольшим года назад, но тогда ещё я даже в страшном сне не могла предположить, что кроссовки носятся не только со спортивным костюмом, но и с платьем, даже с вечерним.

Часа через полтора, тяжело вздохнув, я вызвала такси и помчалась в сторону Петропавловской крепости, чтобы присутствовать при выстреле, посвящённом 250-летию со дня рождения Ивана Фёдоровича. Но не зря говорится: когда хочешь кого-то наказать, лиши его памяти. Уже на территории крепости я вдруг спохватилась, что начисто забыла, где этот самый Нарышкин бастион расположен, при том что бывала на нём не раз и не два. Времени, чтобы отыскать «пропажу», становилось всё меньше. А перемещалась я медленно ― территория Петропавловки вымощена булыжниками, которые в принципе несопоставимы со шпильками.

Пассажирский порт, который теперь располагается на проспекте Крузенштерна. Фото из личного архива Т. Любиной

 

Вместо того, чтобы попытаться разобраться с вопросом с помощью всесильного интернета, я поступила по старинке и помчалась наводить справки в ближайшую билетную кассу. Но, видимо, в этот день способность пространственно-географического ориентирования покинуло не одну меня. Дама на кассе уверенно махнула куда-то влево, и я прыжками помчалась в указанную сторону, одновременно с этим стараясь не попасть каблуком в расщелину между булыжниками. Я так увлеклась этим захватывающим занятием, в ходе которого ещё успевала ругаться и на себя, и на опрометчивую идею с каблуками, что не сразу заметила, что меня сзади уже давно окликает несущаяся со всех сил дама-кассир!

После моего ухода с неё схлынуло временное помешательство, и память мигом напомнила, где, собственно, расположен Нарышкин бастион. А отправила она меня тем не менее в сторону противоположную. Мой растерянный вид настольно её не порадовал, что вместо того, чтобы хлопнуть себя по лбу и пожать плечами, дама побежала за мной вдогонку!

Надо ли говорить, что к бастиону я подбегала без нескольких минут до полудня. Уже издали увидев могучую спину главного организатора, а по совместительству дорогого-любимого, поняла, что вовремя я не успела, а за опоздание при случае получу приступ неудовольствия. Как назло, на бастион стояла очередь, а охранник наверху наотрез отказался меня пропускать. Типа: «Звоните организатору, пусть скажет, что Вы ― это Вы, тогда пропущу». С дурным предчувствием я набрала телефонный номер и, разумеется, ничего доброго и вечного в свой адрес не услышала. Расстроившись окончательно, собралась уже спускаться, но тут мне на помощь пришла очередь. Дамы, с интересом наблюдавшие за моей перепалкой с охранником, активно начали заступаться: «Пропустите, Вы же видите, к какому результату привёл звонок! Из-за Вас он её расстроил!»

Под давлением масс охранник дрогнул и открыл мне заветную дверку, продолжая оправдываться, что, мол, он же не знает, вдруг я чужая и мне тут не место. В сердцах, понимая, что в итоге я окончательно опоздала из-за этих нескольких минут, я сделала выпад ногой вперёд наподобие красоток из «Мулен Руж» (жаль, что не в юбке). Ткнув в каблук пальчиком, ехидно и громко поинтересовалась: «Зачем, собственно, я надела бы такие каблучищи сюда, на вымощенную камнями Петропавловку, если бы не мероприятие?!» Очередь дружно грохнула от непредусмотренного аттракциона. Судя по аплодисментам заступившихся за меня дам, выпад получился что надо.

Для «поборников дисциплины» ― мол, приходить надо пораньше, ― скажу: времени у меня было предостаточно, особенно учитывая, что я ехала с другого конца города. В общем, тот выстрел я пропустила, но всё же успела и на возложение потомками цветов к памятнику знаменитому предку, тому самому (который не должен был быть ростовым), и на торжественной закладке проспекта поприсутствовала. И три статьи написала. И до регаты на обратном пути успела. На своих каблуках.

Закладка проспекта Крузенштерна в Санкт-Петербурге, 2018 год. Фото Т. Любиной

 

Так что мне есть, что вспомнить. Но только в минувшие выходные, проехавшись по первому участку теперь уже открытого проспекта, я испытала чувство гордости от того, что и в мои дни происходят значимые для города дела, да ещё и при моём непосредственном участии.

А что у вас из весёленького?

Читайте по теме:

Воскресный антидепрессант Любиной: В праздник об адмирале

Писатель Дмитрий Миропольский: Связь с Эстонией в моей жизни и моих произведениях огромна

По мосту Коцебу — из Одессы в Таллинн

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline