Воскресный антидепрессант Любиной: Гречка взамен лака

О вредных привычках, исчезнувшем сахаре, гречке вместо мяса и связи «Лебединого озера» с лаком для волос рассуждает журналист и автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

748

Всё-таки наследственность, правильное воспитание и привитые с детства привычки — великая вещь. На мой взгляд, это то, что уже во взрослом состоянии позволяет делать выводы на основе логики и собственных убеждений, а не настроений толпы и массовой истерии. Например, я искренне считаю, что повальная мода уступать в транспорте место маленьким детям до добра не доведёт, да и уже не доводит. Но сейчас речь не о цветах жизни, а о людях взрослых и состоявшихся.

Не без интереса посмотрела на днях ролик о том, как крепкого вида темнокожие дамы из Гваделупы устроили в супермаркете потасовку из-за подсолнечного масла. Дрались по-серьёзному, масло хватали коробками. На память тут же пришла мартовская «домашняя» эпопея с сахаром, который недели на три стал дефицитом, после возвращения на прилавки взлетел в цене, а в 2020 году — аналогичная ситуация с гречкой. Ажиотажный спрос на сахар я с натяжкой оправдываю любовью наших жителей к домашнему варенью и компотам. Но до сих пор не понимаю, в чём же приоритет гречки по сравнению с другими крупами, не менее полезными, сытными и вкусными. Ящик масла в одни цепкие руки также вызывает недоумение.

Что в 2020-м, что в марте 2022-го я отправилась в магазин, когда обнаружила, что сахара в доме осталось на донышке, а гречка закончилась. Два килограмма сахара мы прикупили лишь спустя неделю. Думаю, что на пару месяцев вопрос закрыт, я сахар не ем вообще, а дорогому-любимому на его какао пары кило хватит надолго.

Он улетел, но обещал вернуться. И вернулся. Фото Т. Любиной

 

За гречкой же я охотилась месяца два. Так уж случилось, что гречка — единственная из круп, которую я люблю. А после того, как приятельница-кулинар научила меня готовить из гречки котлеты, по вкусу практически неотличимые от мясных (это мнение мужчин, которые уплетали котлеты за все щёки), гречка из просто крупы превратилась для меня в продукт первой необходимости. Но те два месяца, в течение которых я была лишена возможности купить любимую крупу, не прошли бесследно: при первой возможности вожделенный килограмм я схватила, да вот только он по сей день лежит на полке среди прочих круп.

Не люблю я запасы. Мне негде их хранить, я не трачу время, чтобы искать место, куда их можно затолкать, и уж тем более не слежу за их сроками годности. От случая к случаю покупаю баночку консервов со скидкой или любимое вино по акции. Но для таких стратегических запасов выделен специальный контейнер, поэтому количество спонтанно приобретённых баночек и бутылочек жёстко регламентировано его ёмкостью.

Моя нелюбовь к запасам не распространяется на одежду. Покупка за один визит к подружке трёх спортивных костюмов и двух пар кроссовок затариванием не считается. Надо же мне что-то носить?!

История с «носить нечего» как-то сыграла со мной злую шутку. Дело было в Норвегии, где я гостила у подруги и приходила в себя после затяжной депрессии. Восстанавливалась я разными способами, в том числе и шопингом в компании 15-ти летней Матильды — старшей дочери подруги. Будучи прагматичной и экономной, как многие подростки, Мотя считалась признанным экспертом относительно того, где и что нужно покупать и при этом экономить.

Так благодаря юному профессионалу я отоварилась: итальянскими шампунями в норвежской расфасовке; китайскими сыворотками для лица, напичканными коллагеном; феном; двумя свитерами; тремя костюмами; коллекцией блокнотов и записных книжек; вместительной косметичкой; парой джинсов. От себя, уже без Моти, я прикупила картину и стеклянные подсвечники.

Джинсы из Норвегии. Фото Тани Город

 

Как и было задумано, результаты шопинга радовали. Но покупки ещё предстояло доставить домой, а это оказалось мероприятием нервным и затратным. Если к приобретениям добавить зимнюю амуницию на месяц пребывания в стране с суровым климатом и платья, взятые у норвежских подруг для участия в конкурсе красоты, то было понятно, что лечу я с существенным перевесом. Часть вещей пришлось оставить у Тани, а что-то я вытаскивала из чемодана уже по дороге в аэропорт.

Меры предосторожности не помогли. Как не спасло и натягивание на себя всех свитеров, брюк и юбок. Буквально накануне моего отлёта ввели новые правила прохождения предполётного осмотра. Норвежские таможенники взвесили всё, включая ручную кладь, паспорт и косметичку. За перевес я заплатила больше 100 евро, да ещё поменянные в аэропорту на местную валюту по крайне негуманному курсу. Такого со мной даже после солнечного Таиланда не случалось.

«Золотые» вышли подсвечники. Хотя пригодилось и с удовольствием используется всё привезённое из Норвегии. То ли покупки были осознанными, то ли 100 евро, потраченные зазря, впечатлили.

Те самые «золотые» подсвечники. Фото Т. Любиной

 

Недолюбливая закупки, я, однако, начинаю нервничать, если что-то нужное заканчивается раньше, чем я успела пополнить запасы. Как правило, это относится к предметам первой необходимости, а таковыми в разные периоды жизни у меня может стать что угодно — от линз до стирального порошка. Его я при любой оказии заказываю в Эстонии. Вот и недавно друг привёз очередные три килограмма вместе с зубной пастой, средством для мытья посуды и пачкой кофе.

Пару лет назад я ещё стеснялась заказывать бытовую химию. Потом осмелела, особенно когда поняла, что друзья-эстонцы просьбе удивляются, но помочь готовы. И даже переживают, что везут не те порошок или «фейри».

Может сложиться впечатление, что я на себе дефицита не испытывала. Отнюдь: я росла в те годы, когда дефицит был повсеместным. Помню, как мы с дедушкой поехали погулять по Невскому проспекту и зашли в «Пассаж», чтобы купить бабушке подарок. Уже в дверях столкнулись с длинным хвостом, который оказался очередью за туалетной бумагой. Встали и мы. В итоге вернулись домой и с бусами, и с бумагой. А дефицит в те годы, которые начались круглосуточным показом по телевизору балета «Лебединое озеро», заставляет поёживаться по сей день.

Я выросла в окружении любви и заботы, к тому же в военной семье. Поэтому о нехватке товаров и продуктов помню в основном по разговорам дома и пустым полкам магазинов. Лично меня дефицит затронул совершенно неожиданно, на первом курсе института. По шутливой прихоти судьбы, это оказался… лак для волос. Так получилось, что собственную привлекательность я осознала лишь в самом конце школы. Но по неопытности считала её напрямую зависящей от длины юбки, макияжа и укладки. А по моде тех дней я делала начёсы, фиксируемые основательным слоем лака для волос. Того самого, который вдруг исчез из продажи и от которого, как оказалась, зависит моя самооценка.

Я даже на уборке картофеля, куда отправляли всех первокурсников, ходила с укладкой, как у Си Си Кэтч времен 90-х. Ходила, кстати, недолго, скоро став поклонницей каре, которому не изменяю по сей день. А для каре лак не нужен (это замечание для тех читателей-мужчин, которые любят мои исторические материалы, но не всегда понимают «антидепрессанты» на женские темы).

Собирая картошку. Фото из архива Т. Любиной

 

Тем не менее по старой памяти лак для волос — теперь неотъемлемая часть моего женского арсенала красоты. Пусть и крайне редко используемого. А вот любимую гречку есть почти перестала, хотя котлеты из неё достойны упоминания в самых именитых кулинарных книгах, наравне с оливье, для которого в советские времена ингредиенты собирались не одну неделю. Да и запасы не делаю.

А как вы относитесь к стратегическим запасам? Есть что-то такое, что должно быть в доме всегда?

Читайте по теме:

Спасатели: Во время бури чтоб спастись, необходимо запастись

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline