Иванов: Две матери одного отечества

Закон сохранения вещества в формулировке великого Ломоносова гласит: «Ежели где убудет материи, то умножится в другом месте». И ежели пошла на убыль озабоченность в связи с пандемией, то тут же умножились разговоры о приближающихся президентских выборах. Градус социальной активности ниже определённой отметки падать не должен, иначе — застой и гангрена, пишет автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

514

Оживились эксперты, посыпались как из рога изобилия списки предполагаемых претендентов на пост главы государства. Пока обсуждение кандидатов находится преимущественно в стадии гипотетической, и большинство персон из этих списков хранят молчание.

…Так и просится сюда фраза из «Дьяволиады» Михаила Булгакова: «При этом лучше всех, глубже и мертвеннее молчал…», но только не «зеленоватый Коротков», как в оригинале, а нынешний спикер парламента Юри Ратас…

Но оставим в покое бывшего премьер-министра, сегодня разговор не о нём.

Из какого металла делают премьеров?

Да и не о президентских выборах как таковых. Сами по себе они в данном контексте представляют для нас интерес лишь постольку-поскольку…

Так получилось, что сегодня два из трёх высших постов в эстонском государстве занимают представительницы прекрасного (по другой версии — слабого) пола. И в этом мы опять оказались впереди если не планеты, то Европы всей. Правда, до нас сравнительно недавно уже было нечто подобное в Великобритании. И хотя там нет должности президента, но с этой ролью прекрасно справилась Её Королевское Величество Елизавета II, при двух «железных леди» в качестве глав правительства — Маргарет Тэтчер и Терезе Мэй.

Собственно, вопрос как раз в том и заключается: применимы ли какие бы то ни было металлические эпитеты по отношению к нашим лидерам (не скажешь же «лидершам»)?

Поводы к поиску ответа имеются, и достаточно веские. Во-первых, правительство Каи Каллас справило 100-дневный юбилей, и теперь с него спрос по-взрослому.

А во-вторых, как раз Керсти Кальюлайд, воспользовавшись сразу двумя своими привилегиями (дамы и главы государства) первой нарушила «заговор молчания» и 9 мая в передаче «Hommik Anuga» на телеканале ETV публично объявила, что она «не исключает выдвижение своей кандидатуры на второй президентский срок». Добавив, в ответ на соответствующий вопрос ведущей: «Абсолютно!»

Нынешний президент Эстонии Керсти Кальюлайд. Фото: facebook.com/politseijapiirivalveamet

 

Матриархат: Быть или не быть? Да не вопрос!

На пресс-конференции, посвящённой первой «стодневке» правящего кабинета, его глава поведала, что из составленного на эти дни плана удалось реализовать 87 процентов задуманного. А почему не сто? Конечно, 87 — тоже неплохо. Но, во-первых, что помешало «выбить сто из ста»? И что вошло в «неохваченные» 13 процентов?

Вообще, думается, подобные цифры всегда более-менее лукавы. Можно составить план из ста пунктов, куда будут отдельными  строками занесены, скажем, вакцинация населения (которая в любом случае должна делаться, независимо от того, значится она в таком плане или нет — это вообще не подлежит обсуждению). Или создание штаба психического здоровья (сделано— В.И.). Или формирование бюджетной стратегии (тоже сделано и тоже было бы сделано в любом случае, т. к. без этого невозможна дальнейшая нормальная работа правительства — В.И.). Ну, и et cetera…

Но если не выполнены 13 пунктов, в которые входят какие-то жизненно важные проблемы, то стоимость выполненного оказывается изрядно девальвированной. Сюда я бы отнёс, к примеру, остающуюся без изменений практику половинчатости мер по борьбе с пандемией.

Нельзя одной ногой стоять на берегу, а другой — в отчаливающей лодке. Бессмысленно убеждать людей пройти вакцинацию и при этом утверждать, что права вакцинированных и отказывающихся пройти эту процедуру должны быть равными во всём. (Я не имею в виду тех людей, которым по какой-либо причине вакцинация противопоказана).

А именно из-за этого в Эстонии число инфицированных, слегка качнувшись к цифре «100+», так и застыло между показателями 300 и 400. И тяготеет больше ко второму. Тогда как в соседней Финляндии, при населении вчетверо большем нашего (5,5 миллиона человек), за первых 11 дней мая только в пяти из них количество заражённых превышало 250, а все остальные — по сто с лишним. А за весь период у финнов было 927 смертельных случаев, в Эстонии же перевалило за 1200…

Рискую быть обвинённым в сексизме, однако, на мой взгляд, нынешнему премьер-министру не хватает жёсткости при принятии непопулярных решений. Впрочем, это же качество было в явном дефиците и у предшественника Каи Каллас, вполне себе брутального Юри Ратаса. Так что дело не в одной только гендерной принадлежности.

Председатель Партии Реформ Кая Каллас и председатель Центристской партии Юри Ратас. Фото: facebook.com/reformierakond

 

Маниакальная боязнь обвинений в формировании «полицейского государства» перешла нынешнему правительству от предыдущего. При этом всё равно полиции иногда приходится применять силу против нарывающихся ковид-диссидентов, так что стремление и рыбку съесть, и на ёлку сесть, ни к чему хорошему не приводит.

…Оценивать работу президента гораздо сложнее. Её вообще трудно оценить сколько-нибудь внятным способом. И иногда начинают терзать смутные сомнения: а не в этом ли кроется главная привлекательность данного поста? Скажем, руководить крупной электростанцией — дело абсолютно конкретное, есть точки отсчёта для оценки эффективности такого менеджмента.

Или работа в Европейской счётной палате: ответственность за методику контроля и годовые отчёты; руководство проведением аудита по сельскому хозяйству и проведением реформы структуры палаты… Конкретика.

А Президент Эстонской Республики… Приведу ещё одну цитату из выступления Керсти Кальюлайд в ходе уже упоминавшейся телепередачи.

«…в той же мере, в какой моя роль заключалась в том, чтобы быть президентом Эстонии, в довольно большой степени я сформирую и ту роль, чем занимается [бывший] президент, который по завершении полномочий лишь немногим старше пятидесяти лет. (…) Но я обязательно хочу сказать, что те темы, которые для меня важны, те ценности, которые я отстаиваю — ими я безусловно продолжу заниматься, и моё присутствие для жителей Эстонии всё-таки сохранится, потому что президент Эстонии превращается всё-таки просто в президента…».

Крепко сказано! А, может быть, проблема — в трудностях перевода?

…И ещё раз о сексизме. Насколько я далёк от него, можно судить хотя бы по тому, что с ходу готов назвать несколько женских имён, чьи носительницы могли бы, на мой взгляд, занимать высшие посты в государстве как минимум с не меньшими основаниями и уж точно — с большей пользой, чем занимающие сегодня. Это Эне Эргма, Сигне Киви, Кадри Симсон, Кристина Каллас, Яна Тоом (вот уж кто точно не дал бы спуску юному хаму, посмевшему публично назвать главу правительства «цветочком»; впрочем, уверен, что Калле Грюнталь и не посмел бы адресовать ей нечто подобное). Список можно продолжить. Так что даёшь матриархат!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Мнение: Печально, что женщина автоматически означает хорошего политика

Вопреки фобиям — как EKRE становится «партией женщин»

Ингерман: Керсти Кальюлайд оказалась хуже матёрого пропагандиста Ильвеса

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline